Пассажирам метро придется жертвовать комфортом ради безопасности

1. 21 октября.

Безнадзорная сумка на платформе станции «Технологический институт-1». В 17.18 станцию и переход закрыли для пассажиров. Поезда следовали без остановки. В 17.50 был дан отбой тревоги – в сумке оказались личные вещи.


2. 22 октября.

Кто-то оставил чемодан на платформе станции «Удельная». В 16.02 станцию закрыли. Проверяли до 17.09. Чемодан оказался пустым.


3. 23 октября.

Безнадзорная сумка. В 11.35 станцию «Старая Деревня» закрыли на вход и выход. Открыли в 12.10. В сумке была всякая снедь.


4. 24 октября.

Бесхозный пакет. Станция «Московская» была закрыта с 10.21 до 10.57. В пакете была обувь.


5. 26 октября.

Коробка в вестибюле «Гостиного двора». Станцию закрыли для входа и выхода с 14.56 до 15.20. Коробка оказалась пустой.


Забытые предметы надо проверять

Если в прошлом году было засилье телефонных террористов, из-за которых закрывались станции метро, торговые комплексы, то в последнюю неделю прямо какое-то засилье забывчивых людей. Это, конечно, держит в тонусе полицию Метрополитена, вынужденную заниматься оцеплением территории, заставляет срываться с места дежурную группу разминирования ОМОНа. Но это создает и неудобства горожанам, которых поезда везут мимо их станции, которые не могут войти в метро и перед которыми Санкт-Петербургский метрополитен все время извиняется в своих объявлениях о закрытиях станций.

Однако игнорировать потенциальную опасность нельзя. Как рассказала корреспонденту «Вечёрки» пресс-секретарь Петербургского метрополитена Юлия Шавель, безнадзорные предметы необходимо проверять: «По требованиям транспортной безопасности после обнаружения безнадзорных вещей станцию необходимо закрыть для пассажиров для ее обследования соответствующими службами и вынесения заключения. Решает полиция. Сотрудники Метрополитена действуют по инструкции и исполняют приказы. Все службы руководствуются прежде всего безопасностью пассажиров».

Многие грешат на систему интеллектуального видеонаблюдения, которая работает на 14 станциях метрополитена, но и до этого ситуация отслеживалась по видеокамерам.

«Мы стали больше информировать граждан. Сейчас Метрополитен размещает оперативную информацию о закрытиях станций на канале в сервисе обмена быстрыми сообщениями «Телеграм». На наш канал подписаны журналисты всех СМИ, пассажиры – более 2000 человек. Соответственно, информация о безнадзорных предметах чаще появляется в эфире. Статистику я дать не могу. Но она есть. Могу сказать, что случаев закрытия станций по сравнению с прошлыми годами больше не стало», – объясняет Юлия Шавель.

Есть и кинологи, и роботы

Сотрудники инженерно-технического отдела (ИТО) ОМОНа ГУ МВД по Петербургу и Ленинградской области признались: то, что было в октябре – ноябре прошлого года, что происходит сейчас – настоящий сумасшедший дом:

– Бдительность и забывчивость граждан и правда осенью как-то усиливаются. Но мы благодарны за бдительность. Мы в любом случае проводим все необходимые мероприятия. Сначала приезжает полиция, оцепляет территорию. Потом приезжаем мы и изучаем подозрительный предмет.

– А мы думали, сначала идут кинологи с собаками…

– Собаки нужны, когда надо искать взрывчатку. Зачем они, если вот он – подозрительный предмет? А у нас для этого есть все необходимое оборудование. Наш отдел полностью укомплектован всем необходимым для разминирования, включая роботов для выполнения самых различных задач по обнаружению и уничтожению взрывоопасных предметов.

– А был обнаружен хоть один предмет, который мог бы быть опасен?

– Нет. Но мы выезжаем по каждому вызову и тщательно отрабатываем каждый вызов. Правда, сами петербуржцы этого иногда не понимают.

Иногда мы дольше людей за оцепление выводим (все опаздывают на работу, и все уверены, что вызов ложный), чем потом необходимые мероприятия проводим… А иногда граждане рвутся на амбразуры: мол, дайте я в пакет загляну и мы все разойдемся. Ни в коем случае! Рано или поздно незаряженное ружье выстреливает. Помните, в прошлом году женщина подорвалась на Кантемировской площади?

Она просто подняла безнадзорный пакет, который лежал на проезжей части. В нем было СВУ. И устройство сработало. На самом деле это кто-то хотел отомстить сотрудникам ГИБДД, например за штраф. Там в двадцати метрах как раз они стояли.

– Мы заметили, что сейчас много оставленных безнадзорных предметов, но почти нет телефонных террористов. Вам не кажется, что они переквалифицировались?

– Не могу утверждать. Но когда сумку или рюкзак кто-то просто забыл, это видно – там вещи всякие. А когда на платформе стоят пустой чемодан или пустая коробка… Это точно не случайно.

Убытков не счесть

Конечно, государство, силовые структуры, Метрополитен несут убытки. Но на вопрос, во сколько обходится закрытие станций, все отвечать отказываются. Никто не считает эти цифры. Это сложно, да и не нужно. Все равно Метрополитен будет закрывать станции, а группа разминирования будет работать.

Поэтому «при обнаружении оставленных в метро сумок, коробок или пакетов просьба сообщать о таких находках работникам Метрополитена или сотрудникам полиции».

Но все-таки неужели нам теперь надо привыкнуть к постоянным закрытиям станций? Об этом мы спросили психолога, психотерапевта Нину Халикову.

– Телефонные террористы, шутники, излишне подозрительные люди – это люди, живущие среди нас, – рассказала психолог. – И это общая, фоновая тревога граждан. Нас тревожат бесконечными военными событиями и криминалом по телевизору, в Интернете, в газетах. Это уже вопрос к государству и СМИ. Нужна очень четкая грань между гласностью и потоком насилия с экранов телевизоров.

– Но не исключена и реальная опасность?

– Насколько реально все то что мы видим по телевизору? Если все так серьезно, то я советую лучше иногда проехать мимо своей станции. Так что привыкать придется. Хорошо, что в метро еще рамки металлоискателей не пищат, как на вокзалах или аэропортах, – там световая индикация. А то народ совсем бы нервный стал.


Михаил ТЕЛЕХОВ

Фото Лидии ВЕРЕЩАГИНОЙ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти с помощью: 
Please enter your comment!
Please enter your name here