Виктор Крамер взялся за постановку Оскара Уайльда

Режиссера Виктора Крамера прекрасно знает искушенная петербургская публика, начав знакомство с ним с яркого спектакля «Фарсы, или Средневековые французские анекдоты»,  поставленного в Театре на Литейном 25 лет назад.

Название спектакля перешло к независимому Театру «Фарсы», созданному Крамером в 1992 году. Одна из последних нашумевших премьер Крамера – спектакль «Не покидай свою планету» по повести Экзюпери «Маленький принц», где в роли и Летчика, и Маленького принца выступил актер Константин Хабенский. А сегодня Крамер начал репетиции «Кентервильского привидения» в Театре юных зрителей им. А. А. Брянцева. Это первая постановка режиссера в Санкт-Петербургском ТЮЗе, хотя связь с этим театром давняя – именно здесь начинал свой путь Театр «Фарсы».

– Виктор, почему Оскар Уайльд, почему «Кентервильское привидение»?

– Так случилось, что Театр юных зрителей сам предложил мне поставить эту сказку. Альберт Асадуллин принес готовый музыкальный и сценарный материал, который был создан по мотивам «Кентервильского привидения». Я стал знакомиться с этим материалом, перечитал сказку Уайльда, и она произвела на меня неожиданно яркое впечатление. Оказалось, что комические перипетии с несчастным духом – это только верхняя часть айсберга.

Главная идея – в финале сказки. Дух просит, чтобы маленькая девочка помогла ему уйти в загробный мир, чтобы его наконец простили за совершенное злодеяние, он просит ее призвать Ангела смерти. Сам он не способен этого сделать, потому что «нет в нем веры, и он не может молиться».

Тема прощения, которая прячется в этом полном юмора и иронии повествовании Уайльда, – для меня самая важная. Ребенком я этого не понял. Нам очень трудно прощать. Мы не можем простить кровавого прошлого ни своей стране, ни чужим странам, ни людям.

– А надо прощать кровавое прошлое?

– Я думаю, если мы не простим, то не двинемся дальше. От желания мстить очень сложно избавиться. Если мы не отпустим этих «призраков», то обречены топтаться на месте. Будем их плодить и плодить дальше. Тем более что простить это не значит забыть. Этот призрак, вроде в шутку или не в шутку, убил свою жену и совершил еще массу других злодейств. Если перевести это в серьезную плоскость, то как его простить? Вроде бы невозможно. Но ангел-то прощает.

– Сначала требуется покаяние…

– Одно без другого невозможно. И это процесс сложный. Я в этой связи о самом себе задумался: а насколько я способен прощать? Мне порой не хватает силы простить даже мелкие обиды, не говоря о каких-то серьезных вещах. Возможно, именно ради этой темы прощения Оскар Уайльд и придумал всю эту историю, и ради этого можно ставить спектакль.

Вторая тема, которая волнует в этой работе, – о том, что сегодняшний мир, и особенно молодой, построен на рацио. Есть методики, программы, системы, и «Гугл нам в помощь». Но человеку помимо рацио, даже вполне позитивного, необходимо иметь что-то необъяснимое, что оставляет то небольшое воздушное пространство, которое не позволяет нам превратиться в механизмы. В противном случае мы – компьютерная система.

– Идея задействовать в спектакле в качестве артистов детей была придумана сразу?

– Когда я начал думать о спектакле и применении труппы к спектаклю, я вдруг понял, что роли детей никак нельзя предлагать сыграть травести. Если мы говорим о том, что наше прошлое спасает наше будущее, то здесь нельзя допускать фальши. Это должны быть дети, и прежде всего девочка 11 – 12 лет, может, чуть старше. Ну и братьев хорошо бы сыграть мальчишкам, причем они должны быть «оторви и выброси», живые, непоседливые, озорные. Чем ярче будет контраст между Духом и девочкой, тем правильнее.

И еще я понял, что дети не должны быть только из тех, кого приведут наши знакомые. Надо объявить кастинг. Театр блестяще провел сбор детей, в основном через соцсети. И к нам пришли больше 150 юных дарований, умеющих танцевать, петь, читать стихи.

– История осовремененная?

– Эта история вне времени, она фантастическая. Но это та Англия, которая могла быть у Тима Бёртона. И там будет все то, что волнует наше общество сегодня. Разве мало у нас ирреальности и сумасшествия? Мы вместе с артистами, хореографом Ларисой Панченко, композитором Сергеем Ушаковым (он делал аранжировки «Музыки серебряных спиц»), педагогом по вокалу Ириной Чеховой, исполнителем роли Духа Альбертом Асадуллиным сочиняем этот спектакль. Сочиняем даже больше не головой, а сердцем… Мне кажется, история должна получиться искренней.

20160921-img_6500

– Если мы предусмотрим для этого необъяснимого, мистического мира какое-то пространство, то останемся людьми.

Досье

Высшую премию Эдинбургского фестиваля Fringe first получил спектакль-шоу Виктора Крамера «Фантазии, или Шесть персонажей в ожидании ветра». Высшей премии Великобритании удостоен в Лондоне спектакль-шоу Крамера Slava`s snow show – в главной роли выступил Вячеслав Полунин.

В содружестве с Валерием Гергиевым Крамер поставил оперу Мусоргского «Борис Годунов» в театре «Ла Скала» в Милане в 2002 году; премьера спектакля в этом же году состоялась в Мариинском театре.

В 2007 году Крамер получил премию «Золотой софит» в номинации «Лучшая работа режиссера» за постановку спектакля «Женитьба Фигаро». Три года назад был создан мюзикл «Музыка серебряных спиц» по мотивам песен Бориса Гребенщикова и группы «Аквариум».


Беседовала Елена ДОБРЯКОВА

Фото Натальи КОРЕНОВСКОЙ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти с помощью: 
Please enter your comment!
Please enter your name here