Восемь картин художника приехали в Эрмитаж

Завтра в Эрмитаже открывается выставка «Сюрреализм в Каталонии. Художники Ампурдана и Сальвадор Дали», которая представляет семьдесят работ двадцати девяти каталонских художников.

Из них – только восемь работ Сальвадора Дали: «Отрубленная рука», «Изысканный труп», «Ретроспективный женский бюст», «Сюрреалистический объект с символическим назначением», «Мягкие черепа и арфа с черепами», «Сан Нарсис», «Венера с выдвижными ящиками» и знаменитая картина «Сон, вызванный полетом пчелы около плода граната, за секунду перед пробуждением». И все равно именно он – в центре внимания. В Эрмитаже нет ни одной работы Дали и вообще нет сюрреалистов. Не было в Эрмитаже и выставок Дали.

После перестройки в нашем музее прошли отличные выставки знаменитых художников-сюрреалистов Ханса Арпа, Макса Эрнста, Рене Магритта, а несколько лет назад в рамках программы «Эрмитаж 20/21» в Главном штабе показали дадаистов и сюрреалистов, среди которых были и писсуар Марселя Дюшана, и мистический «Замок в Пиренеях» Магритта. И вот наконец к нам приехал и Дали – художник, которого публика, казалось бы, знает. Но не исчерпываются ли наши знания сведениями о скандальных выходках Сальвадора Дали, его усах, его экстравагантных нарядах, анекдотами о его жизни и его музеем в Фигерасе, превращенным в некий сюрреалистический театр? Но Дали гораздо глубже, чем это поверхностное представление о нем.

Он был связан со своей эпохой очень тесно. В его картинах зафиксированы все безумства и катастрофы двадцатого века, все научные открытия, философия, изменения в психологии. В них – и предчувствие гражданской войны (и в Испании, и всех последующих), и расплавившиеся, как сыр на солнце, мягкие часы, показывающие относительность времени, открытую Эйнштейном, и  беспощадный свет атомного взрыва.

Прекрасная встреча зонтика и швейной машинки

Родина сюрреализма – Франция, и начался он с литературы: Гийома Аполлинера, ПоляЭлюара, Луи Арагона. В 1924 году Андре Бретон написал «Манифест сюрреализма», в котором призвал «освободить творчество из-под контроля разума». Сюрреализм (надреальность) основывался на бессознательном. Сны, галлюцинации, бред, мистические прозрения, состояние транса – все это стало основой нового течения в искусстве. Ключевой фразой стало также изречение французского поэта Лотреамона, который сказал о картине Милле «Анжелюс», что она «прекрасна, как случайная встреча зонтика и швейной машинки на анатомическом столе». Эту картину Дали очень любил. А чтобы эти немыслимые, невероятно странные и, казалось бы, случайные сочетания, отражающие странную логику сновидения, выглядели убедительно, – писали в реалистической, часто даже гиперреалистической манере. Кто-кто, а Дали ремеслом живописца владел в совершенстве.

Как пчела превратилась в тигра

На выставке в Эрмитаже главная картина – это, конечно же, знаменитое полотно Дали с длиннейшим названием «Сон, вызванный полетом пчелы вокруг плода граната за секунду до пробуждения». Собственно, в ней есть все, что характерно для стиля испанского сюрреалиста. Здесь мы видим пейзаж Ампурдана, который будет бесконечно повторяться во многих работах Дали: безоблачное небо, море и свет – какое-то грозное сияние солнца, беспощадного, испепеляющего, напоминающего о страшной энергии ядерного взрыва. А также – лежащую в красивой позе обнаженную женщину, в которой легко узнать Галу – русскую жену и музу Дали, которая вертела им всю жизнь, как хотела, но помогла добиться славы и, главное, денег. «Целью было впервые изобразить открытый Фрейдом тип долгого связного сна, вызванного мгновенным воздействием, от которого и происходит пробуждение», – объяснял  картину впоследствии сам художник.

Нарушая законы гравитации, Гала не лежит на твердой плоскости, а парит в воздухе, что воплощает ее пребывание между двумя мирами – реальностью и сновидением. Пчела вьется вокруг надкушенного граната, ее жужжание – причина и сна, и предстоящего пробуждения. Во сне пчела обретает обличье двух тигров, которые стремительно летят в прыжке к женщине, оскалив клыки и выпустив когти. Это символ опасностей, подстерегающих человека. На заднем плане бежит слон на очень длинных и тонких ногах. Как можно догадаться, эти ноги символизируют хрупкость и эфемерность сна, который вот-вот будет разрушен. Но впоследствии эти слоны на паучьих ножках еще не раз встретятся нам на картинах Дали, превращаясь в символ неустойчивости и зыбкости мира и человеческого разума.

Еще одна знаковая работа Дали – «Венера с выдвижными ящиками». Обнаженная фигура античной богини любви и красоты снабжена ящиками, которые можно выдвинуть, чтобы проникнуть в женские тайны: в ее сердце, ее чрево, ее лоно и даже в ее голову.

«Я иду, а за мной толпой идут скандалы»

Дали любил шокировать публику своими нарядами, к примеру «вызывающим чувственность пиджаком», украшенным узором из сперматозоидов. И своими эпатажными выходками, которые все-таки были тщательно продуманы и срежиссированы.

Сальвадор Дали (наряду с Энди Уорхолом) был одним из первых художников, который превратил самого себя и свою жизнь в произведение искусства, а свое имя в бренд. Скандал был лучшим средством, чтобы завоевать популярность в эпоху массмедиа. И тут Дали не гнушался ничем, говоря: «Я иду, а за мной толпой идут скандалы».

Цель оправдала средства. Сегодня большинство из нас пойдет в Эрмитаж прежде всего ради того, чтобы увидеть Сальвадора Дали и – уж заодно – работы еще 29 каталонских художников. Быть может, не менее замечательных, но в наших глазах остающихся свитой великого Дали.

По словам заведующего отделом современного искусства Эрмитажа Дмитрия Озеркова, то, что работы Дали показывают рядом с картинами испанских сюрреалистов, дает возможность увидеть истоки этого течения, а творчество самого Дали – под необычным углом зрения. Эта выставка – научная, приглашающая к размышлениям.


Юрий ОБРАЗЦОВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти с помощью: 
Please enter your comment!
Please enter your name here