Какими знаниями делится «Ученик» Кирилла Серебренникова?

Еще вчера обычный калининградский школьник Вениамин (Петр Скворцов) был просто трудным подростком, а сейчас уже замотанная на трех работах мама (Юлия Ауг) не знает, что делать: сын, похоже, сошел с ума. Одевается только в черное, разговаривать начинает фактически цитатами из Библии (на экране всякий раз заботливо появляются сноски на источник) и сделал свою комнату больше похожей на келью.

Более того, его не устраивает и то, как организована окружающая жизнь. Мама разошлась с отцом: прелюбодеяние, мамочка, Бог за это наказывает. В школьном бассейне девочки носят откровенные бикини: разврат. На уроках рассказывают об основах половой жизни и о теории Дарвина, вместо того чтобы проповедовать слово Божие. Против всего этого скопища грехов Веня выступает в крестовый поход. Достается всем: и маме, и учителям, и даже более умеренному священнику с его ОПК… Бескомпромиссному напору юного праведника взрослые невольно поддаются. Школа постепенно превращается в православную. Только учительница биологии (Виктория Исакова), энергичная девушка модного вида и либеральных взглядов, сопротивляется и не сдает позиции просвещения, науки и просто-таки здравого смысла. Таков, вкратце, сюжет картины.

Прежде кино был театр: в 2014 году Кирилл Серебренников поставил у себя в «Гоголь-центре» спектакль «(М) ученик» по пьесе молодого немецкого драматурга Мариуса фон Майенбурга. Теперь перевел постановку в формат картины вроде бы с некоторыми изменениями: переделали священника, директором вместо мужчины стала женщина. Но некоторые актеры – Юлия Ауг, Виктория Исакова – остались те же.

Режиссер Серебренников говорит, что пьеса была в сущности русифицирована: смотрели документальные записи уроков, читали церковные «методички». И это понятно: все-таки странно было бы ждать от немецкого драматурга полной совместимости с нашей ситуацией. Какая бы там ни была школа в оригинале, а тут все очень узнаваемо и довольно ехидно изображено: интерьеры, типажи, отношения в учительской, какие-то характерные оговорочки… Наблюдать за этим можно довольно долго – не без тайного удовольствия. Похоже на «Школу» Валерии Гай Германики.

Проблема в другом, и к сожалению – в главном: такой вот съехавший по религии Веня совершенно нереалистичен.

И уж тут режиссеру никуда не удалось спрятать немецкие корни первоисточника. Маниакальное цитирование Писания, зацикленность именно на сексуальной морали, нелюбовь к официальной церкви со священниками и обрядами, постоянные взывания к Богу напрямую и попытки творить чудеса своими руками, наконец, узнаваемая фраза о том, что «у Бога на тебя есть план», – все это создает портрет фундаменталиста и мракобеса, но – чисто протестантского  фундаменталиста. В Германии такой Веня был бы вполне возможен. У нас – все выглядело бы иначе. Церковь Веня непременно почитал бы, Писание знал бы через пень-колоду, был бы большим «патриотом», с Господом общался бы через куратора. Примеры – хорошо известны.

Да, кстати, и непонятно, откуда он такой взялся в нашей школе. Начитался книжек? Но почему именно протестантских? Попал в секту? Нет, он одиночка. Это и не из семьи – для обычной постсоветской мамы Венин выбор становится неожиданностью.

Вот этот центральный диссонанс обваливает кино. Вернее, переводит его из разряда острой социальной драмы в категорию притч, довольно ходульных. Да и сюжетные линии об это несоответствие разрываются – остается лишь схематичная картинка с фанатиком. В ином случае интересно было бы следить, например, за тем, как принципиальная биологичка, воюя с Веней, сама постепенно становится фанатиком, только противоположного рода.

Но поскольку даже и о причинах помутнения героя речь не идет, «Ученик» оказывается совсем уж абстрактной страшилкой об ужасах фундаменталистского сознания – явлением почти чисто развлекательным, пригодным для щекотания нервов обывателя. Ей-богу, «Левиафан» Звягинцева при всей своей условности и тоже некоторой плакатности был точнее и злее.

Серебренников гордится тем, что фильм оказался актуален и для Европы (премьера его прошла с большим успехом на Каннском фестивале, фильм был удостоен Приза независимой французской прессы, после чего несколько стран закупили его для проката), но в данном случае это как раз и говорит о неконкретности «Ученика».

Чистая правда, что религиозная нетерпимость и фанатизм – проблема и российская, и всеобщая. Но и в России, и в Европе, и на Ближнем Востоке этот фанатизм подпитывается из разных источников, развивается в разных ситуациях. Без конкретного, ясного, попадающего в точку разговора о том, как религия становится пожирающим все человеческие чувства молохом (или любое другое социальное явление – род человеческий вообще склонен создавать себе кумира), нет смысла претендовать на российскую актуальность.

Режиссер Серебренников в каком-то интервью, говоря о причинах того, что школьные работники в фильме легко подпадают под влияние юноши-фанатика, ссылается на советскую «зыбкость». Но зыбкой оказывается как раз его концепция: ну да, ходят кругом такие вот мракобесы, пугают, а кто они, почему, откуда – Бог весть. Темна вода во облацех.

filmz-ru_f_227279

«Ученик».

Драма. Режиссер – Кирилл Серебренников.

В ролях: Виктория Исакова, Петр Скворцов, Александр Горчилин, Александра Ревенко, Антон Васильев, Светлана Брагарник, Николай Рощин, Ирина Рудницкая, Юлия Ауг, Марина Клещева.

Россия, 2016, 118 мин.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти с помощью: 
Please enter your comment!
Please enter your name here