Глава столицы Латвии Нил УШАКОВ ответил на вопросы петербургских студентов  

Председатель Рижской думы и мэр Риги Нил Ушаков посетил недавно Северную столицу – в рамках Дней Риги в Петербурге. Нил Ушаков встретился с губернатором Георгием Полтавченко и председателем Законодательного собрания Вячеславом Макаровым, а перед отлетом на родину пообщался со студентами СПбГУ. Публикуем некоторые его ответы.

О рижском порте

– И для Риги, и для Латвии в целом уход российских нефтепродуктов в свои порты ничего хорошего не сулит. Роль рижского порта в экономике города переоценить сложно – там работают двадцать тысяч человек. На мой взгляд, это не политическое и не геополитическое решение России. Это понятная политика, связанная с тем, что перенаправление нефтепродуктов в свои порты должно работать на собственное государство. Но если бы мы могли предложить России более выгодные условия, то, думаю, вопрос решался бы по-другому.

Об увольнении нелояльных учителей

– Принятые поправки к закону об образовании, дающие право увольнять нелояльных педагогов, приведут к тому, что не только нелояльных педагогов уволят, но и всех детей из наших школ разгонят.

Но за то время, пока я работаю в Рижской думе, сменилось уже шесть министров образования… Переживем и этого.

В целом только местное самоуправление может принять решение, какие школы мы открываем, какие закрываем. Это полностью наша компетенция, так что разберемся.

О беженцах

– Нам прислали из Европы двадцать беженцев. И никто из них еще не уехал. Так что пока справляемся (улыбается). В том, что Латвия не самая богатая страна Евросоюза, есть свои плюсы.

О памятниках старины

– Та политика, которую осуществляет Латвия по отношению к владельцам частных домов, которые представляют угрозу для безопасности, себя оправдывает. Для владельцев таких домов мы повышаем ставку налога. Если обычная ставка налога составляет полтора процента от кадастровой оценки здания, что примерно равно двум-трем тысячам евро в год, то налог на дом, который представляет угрозу для безопасности, – три процента от кадастровой стоимости земли, и его владельцу придется заплатить уже шестьдесят тысяч евро в год. Это мотивирует людей продать дом тем, кто сможет его отремонтировать.

Мы даем четыре месяца на то, чтобы привести дом в порядок, и если этого не происходит, то даем еще два месяца на то, чтобы его снести. Если опять ничего не происходит, тогда мы сносим дом сами, а с его владельца взыскиваем деньги за снос через суд. Причем мы сносим без решения суда, и владелец, конечно, может оспорить наши действия в суде. Но административные решения принимаются достаточно оперативно, и, скажем, период времени, за который принимается решение снести дом и в итоге его сносят, – около года. За это время те дома, которые не являются памятниками архитектуры, но расположены в центре города, мы заставили привести в порядок.

Это показалось очень интересным для наших коллег из Петербурга. И мы договорились, что всю законодательную базу по этому вопросу переведем на русский язык, чтобы наши российские коллеги посмотрели, насколько этот опыт применим для Петербурга.

О негражданах

– В Латвии, к сожалению, существует паспорт мигранта, который был введен в начале 90-х для тех, кто приехал в Латвию после 1940 года. У меня в свое время тоже был такой паспорт, но я сдал экзамены для того, чтобы получить латвийское гражданство. Причем экзамен, например по истории, включал в себя вопрос о цветах государственного флага – тест не сложный. И большая часть населения, которая имела статус неграждан, что, на мой взгляд, было одной из ключевых ошибок после восстановления независимости страны, сдала экзамены и из неграждан стала гражданами. Я – политик, прошел процесс паспортизации, но, например, моя мама этого не сделала и осталась в статусе негражданина, и она не может голосовать на выборах. И тут сыграло роль то, что большинство неграждан находятся в возрасте после пятидесяти, но, с другой стороны, если ты негражданин, то все равно можешь без визы путешествовать от Лиссабона до Владивостока.

Но многие неграждане не берут латвийский паспорт еще и потому, что считают свой статус несправедливым. Мы со своей стороны уже пять лет организовываем для неграждан бесплатные курсы латышского языка и разъясняем, что они должны получить латвийский паспорт, чтобы влиять на политику страны.

О знании русского языка

– Более 35 процентов жителей Латвии – а в Риге это все 55 процентов – те, кто говорит на русском языке. Кстати, непонятно, представителям какой языковой группы труднее или легче жить.

Потому что найти работу, не зная трех языков – латышского, русского или английского, сложно. А в бытовом общении люди не испытывают проблем: если вы говорите по-русски, то не бойтесь, что вас не поймут. Другое дело, что латышский язык оказался в сложной ситуации – на него оказывается давление со стороны и английского, и русского. Поэтому я полагаю, что русскому языку должны даваться большие возможности для использования, но должны быть и соответствующие инструменты для сохранения и развития нашего языка.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти с помощью: 
Please enter your comment!
Please enter your name here