Актриса, сценарист и режиссер Юлия Ауг о том, как стала паломницей, о бездомности и о роли соцсетей в творческой судьбе

Юлия АУГ в последнее время довольно часто бывает в нашем городе. На фестивале «Окно в Европу» она получила диплом за главную роль, вернее, за две роли (себя самой и своей тезки, тоже актрисы, приехавшей в Бурятию на съемки) в документально-художественном фильме «Прикосновение ветра» Елены Демидовой и Ольги Веремеевой.

«Вечёрка» пообщалась с актрисой перед премьерой того самого «Прикосновения…». Появившись в фойе, Юлия, укутанная в уютные льняные одежды, бросила мимолетную фразу: «Вот у вас в Петербурге…»

– Юлия Артуровна, почему «У вас в Петербурге…»? Разве наш город для вас так и не стал своим?

– Попытаюсь честно сформулировать. В общей сложности я прожила в Питере 16 лет: я здесь родилась, училась в институте, работала в театре. Я не мистик, но бывает так, что город тебя не принимает. У меня здесь не было ощущения, что я дома. А когда я переехала в Москву, то у меня это ощущение появилось. В первое время во мне кто угодно – даже люди на улице или в метро – узнавали человека из Петербурга. А сейчас этого нет. В Москве становишься более жесткой, целеустремленной. И у меня, скажем так, возникло взаимное чувство с Москвой.

– Значит, с холодным Петербургом отношения не сложились?

– Дело не в холодности. А в том, что я здесь все время ощущала себя бездомной, какой-то бесприютной. Правда, и в Москве у меня нет такого места, о котором я бы могла сказать: «Мой дом – моя крепость» Все время скитаюсь по каким-то съемным квартирам. Но все равно нет такого ощущения, что я не дома. Это какое-то иррациональное чувство.

– Юлия Артуровна, вы как-то сказали, что съемки в «Прикосновении ветра» сделали вас чуть ли не паломницей…

– Да что меня – всю съемочную группу сделали паломниками. Документальная часть фильма – о том, как мы едем, как живем в паломничестве… Это можно назвать – Путь.

Потому что если бы мы приехали в аэропорт, сели в самолет и через несколько часов были в Улан-Удэ – это была бы совсем другая история. А мы проделали путь через всю Россию на машинах и видели, как увеличиваются расстояния от одного населенного пункта к другому… Вначале радовались, а потом стали возникать какие-то бытовые проблемы, накапливалась усталость, мы стали ругаться, потом помирились, все простили и полюбили друг друга невероятно. А когда приехали в Улан-Удэ снимать игровую часть фильма, мы были спокойными, у нас уже не было тех страстей, которые мы пережили за время этого пути…

– Вы поставили спектакли «Горькие слезы Петры фон Кант», «Фронтовичка», один из последних – «Эльза» в Театре на Таганке – о сложных женских судьбах, сильных характерах… Чем объясните такой выбор?

– Если ты не делаешь какую-то заказную историю, а сам вправе выбирать материал, тогда, к чему бы ты ни обращался, получается, что разбираешься со своей собственной судьбой. Каждый раз, когда я делаю какую-то историю о сильной женщине, то пытаюсь понять, правильным ли путем иду.

– Но вы-то сами наверняка считаете себя сильной женщиной…

– Ну конечно! Я и не скрываю этого – так и говорю о себе: «Я – сильная женщина!»

– У Шекспира сказано: «Сила женщины в ее слабости». Вам никогда не хотелось почувствовать себя слабой?

– Слабой можно стать, но для этого совершенно не обязательно нужен мужчина. У меня, например, замечательная дочь – ей недавно исполнился двадцать один год, – рядом с которой я могу себе позволить быть слабой, разреветься, размазать слезы. Она поймет меня, пожалеет, а потом скажет: «Так, соберись и – вперед».

– Юлия Артуровна, в телесериале «Екатерина» вы сыграли императрицу Елизавету. В вашей Елизавете чувствуется аристократизм, порода. И это, видимо, не случайно?

– Не случайно (смеется). Как там у Булгакова? «Вопросы крови – самые сложные вопросы в мире!» Моя бабушка была мелкопоместной эстонской баронессой фон Клеттенберг. Но она мне всегда говорила, что нельзя ничего не делать, то есть сидеть и тупить – нельзя. Меня с пяти лет учили вышивать, вязать, готовить, делать книксен… И Полина у меня тоже многое умеет. Ей было лет шесть, когда мы с ней для моей мамы вышили на день рождения картину – детскую такую, с двумя щеночками…

– Ну да, вы же любительница животных: у вас три собаки! Вы с ними не снимались?

– Одна собака, которой было два года, снималась вместе со мной в короткометражном фильме «Валить нельзя остаться», где я играю хозяйку собачьей передержки. Но после дня, проведенного на съемочной площадке, где было большое количество света, шума, людей, у пса был такой сильный стресс, что он чуть не укусил Полину. Он потом неделю просидел под кроватью – переживал, и я его приводила в порядок чуть ли не целый год.

Потом я узнала, что с теми животными, которые снимаются в кино, с определенного возраста занимаются кинологи – их специально готовят к съемкам. А если животное снимают без подготовки, как моего пса, то у него может случиться разрыв сердца. Так что я больше не буду снимать своих собак. Кстати, двоих из них я называю «детдомовцами» – взяла их из приютов, которым финансово помогаю.

– Вы активный пользователь социальных сетей. Я увидела на ФБ запись, что вам нужно отремонтировать… комод!

– Мне надо отремонтировать три винтажных комода (смеется). И мой друг уже мне написал, что я, видимо, так от души набиваю вещами ящики, что все шурупы срывает. Я знаю, что социальные сети работают. И я оказалась у Кирилла Серебренникова именно благодаря им.

– Так вы пришли к нему на съемки по объявлению?

– О, это была замечательная история! Кирилл написал в соцсетях, что ему нужна хорошая театральная актриса, женщина без комплексов, потому что для постановки нужно будет раздеваться. Было двести комментариев от актрис, которые хотели у него работать! И пока я думала, что же такое черкнуть Кириллу, чтобы он меня заметил, мой друг ему все изложил, разместил на YouTube ролики с моим участием, и Кирилл мне написал. Я пришла в «Гоголь-центр» и сразу стала репетировать.

Мне очень нравятся его спектакли. Когда уехала в Москву и поступила на Высшие курсы сценаристов и режиссеров, я очень любила их посещать в «Современнике». Смотрела и думала, что если вернусь в театр как актриса, то только к этому режиссеру.


Фото Натальи ЧАЙКИ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти с помощью: 
Please enter your comment!
Please enter your name here