Зачем надо смотреть фильмы Ханны Полак

Зачем люди ходят на кинофестивали? Ради новых фильмов, возможности постоять рядом и сделать селфи со знаменитостью, ради светских приемов? Возможно, но я хочу сказать, ради чего туда действительно надо ходить: ради особых моментов, пережив которые мы меняемся. Пусть глубоко внутри, почти незаметно для окружающих, но в сознании происходит сдвиг душевных пластов – маленькое ментальное землетрясение. Таким моментом только что закончившегося «Послания к Человеку» стал мастер-класс польского режиссера Ханны Полак с показом doc-фильма «Человек живет для лучшего».

Вот интересно – когда мы вспоминаем «лихие» девяностые, мы помним о разгуле мафии, дефолте, малиновых пиджаках, ставших хозяевами жизни. И почти забыли уже, сколько на улицах русских городов было чумазых, нищих голодных детей. Именно их – беспризорников, в 1999 году Ханна Полак увидела на Курском вокзале в Москве.

«Меня поразило то, что там были дети очень маленькие, и почти все они жили на этом вокзале, брошенные родителями и государством. Это стало для меня шоком».

Полак позвонила подругам в Польшу и попросила их приехать, так началась долгая спасительная операция брошенных московских детей силами польского режиссера. Так началась эта история.

Постепенно Ханна погружалась в этот страшный криминальный мир, в котором дети, чтобы выжить, оказывались в рабстве мафиозных группировок, распространяли тяжелые наркотики, воровали, умирали страшно и не по-детски. Впервые в жизни Ханна столкнулась с тем, что жизни маленьких людей не имеют ценности. Они сами относились ко всему происходящему вокруг цинично и просто. Имело значение только одно: биологическое существование.

Вскоре Ханна поняла: если она не расскажет об увиденном миру, то не сможет одна справиться с бедой этих детей. Ради этого она поступила на операторский факультет ВГИКа на курс Вадима Юсова.

Вскоре свет увидел ее фильм «Дети Ленинградского» – короткий метр, проба пера, 35 минут жизни, которая, как бритва, вскрывала вены. Эти 35 минут были о тех нескольких годах ее собственной жизни, которые были отданы безраздельно «детям подземелья», детям московских катакомб, подвалов и канализации. Потом была номинация на «Оскар» 2005 года, многочисленные премии европейских фестивалей. Но для Ханны Полак история не закончилась. Дети с Курского вокзала привели ее на одну из самых больших свалок в Москве, где рождаются и умирают целые поколения «мусорных людей», где жизнь ничего не стоит, где мафия делает миллионы, а для бездомных людей, коих принято именовать «отбросами общества», свалка – мать родная, источник строительных материалов, еды, одежды и бытовых радостей.

polak

И опять Полак приходит в это своего рода маргинальное общество с состраданием и стремлением помочь. И с камерой. История «Человек живет для лучшего» начинается в 2000 году в крохотных каморках главных героев фильма – Юли, ее матери и остальных бомжей. Это уже рассказ не о детях, потому что детства в таких местах не бывает. Хроника мусорной жизни умещается в 14 лет. Вот Юле 10 лет, ее мать говорит о том, что смерть отца лишила их квартиры, что где-то есть ордер на законные метры, но «жизнь повернулась не в ту сторону, и вот мы здесь».

Вот Юле двенадцать, в крохотном телевизоре, выловленном в куче зловонного мусора, диктор говорит о захвате террористами зрителей мюзикла «Норд-Ост». А вот красивый мальчик, такой же бездомный, как и все участники истории, красивым поставленным голосом выводит: «А не спеть ли нам песню…»

«Человек живет для лучшего» – более мощная, более полноводная работа Полак – полтора часа повседневности, которая страшнее, чем любые спецэффекты американского фильма-катастрофы. Каждый год жизни героини Юлии – это несколько фрагментов, доказывающих аксиому «без дома ты никто».

Смерть здесь понятие повседневное. Любой житель свалки имеет больше шансов умереть – от сепсиса, под гусеницами бульдозера, от денатурата и инфекций, – чем выжить. Но и в этом, пожалуй, доминантная ценность фильма – ни разу Ханна Полак не позволяет себе каким-нибудь нарочито жестоким кадром бросить обвинение государству или власти. Это было бы слишком просто. Наоборот, фильм завершается неожиданным хеппи-эндом, счастливая развязка в виде ордера на долгожданную квартиру вызывает смешанное чувство – облегчение, но в то же время понимание, насколько редко подобное происходит в жизни. Режиссер дает понять, что за сбывшуюся мечту о доме Юля платит страшную цену: ей приходится отказаться от первого ребенка, родившегося за два года до получения квартиры. Только второй ребенок остается с ней, и реалии сегодняшнего дня таковы, что первая дочь Юли обрела приемную семью, а вторая, оставшаяся с ней, тяжело болеет.

Что остается за кадром? Многолетнее упорство Ханны Полак – реальная помощь беспризорным детям и людям, лишившимся дома. Она по-прежнему пропускает сквозь себя эту боль и кровоточащие моменты сиротской бездомной жизни. Ее силами в России был основан фонд, занимающийся этой проблемой, и в Норвегии до сих пор функционирует фонд Active Child Aid.

А что остается нам, зрителям? Стоит лишь вбить в поисковую строку Yandex «благотворительные организации СПб» или «помощь бездомным СПб», как открывается внушительный перечень. А дальше – в доме каждого из нас найдутся вещи, продукты, игрушки, лекарства, книги, способные помочь. И возможно, спустя несколько лет Ханна Полак в своей новой документальной работе расскажет еще одну историю «простого человека» – историю о счастье, которое не будет казаться выдумкой.


Кристина ФРАНЦУЗОВА-ЯНУШ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти с помощью: 
Please enter your comment!
Please enter your name here