Представление о том, что «героем нашего времени» на театре должен быть человек цельный и понятный, с резко очерченными волей и намерениями, кажется, безвозвратно ушло в прошлое. В последние годы искусство все более интересуется человеком в его внутренней разобщенности, «рваной монтажности». 

В этом смысле закономерно, что театр проявил интерес к жизни Билли Миллигана. Спектакль о нем, поставленный молодыми режиссерами Игорем Сергеевым и Варей Светловой с молодыми петербургскими артистами, пополнил репертуар «Такого Театра» (спектакль идет на площадке «Скороход» на Московском проспекте).

Американец Билли Миллиган известен как первый человек, оправданный в ходе суда по причине диагноза «множественная личность». В 1970-е суд по делу Миллигана вызвал широкий резонанс. Молодого мужчину обвиняли в грабежах и изнасилованиях, однако один из психологов, работавших с ним, пришел к выводу, что тут феноменальный случай: в Миллигане уживаются несколько личностей (максимальное число выявленных «персон» – 24). Это мужчины, женщины и дети с разными биографиями, внешностью и даже уровнем IQ; и здесь не сознательное лицедейство обвиняемого, а неконтролируемые проявления «внутренних людей», так что он не может отвечать за содеянное.

Подсудимый был оправдан, но отправлен на принудительное лечение.

О Миллигане написаны романы, сняты телепередачи; много лет оставался подвешенным в воздухе проект фильма, режиссером которого собирался стать Джеймс Кэмерон. Желание предстать на экране самой известной «множественной личностью» выражали Джонни Депп, Брэд Питт, Колин Фаррел. Говорят, не за горами фильм с Леонардо ДиКаприо, стремившимся сыграть Миллигана 20 лет.

Режиссеры спектакля «Такого Театра» обозначены в программке и как авторы пьесы, которая, кстати, создавалась в процессе репетиций. Сценическая история отсчитывается с попадания Билли Миллигана в клинику строгого режима в Лиме (город штата Огайо). В программке, а она придумана так, что, раскрывая ее, вы как бы проникаете во внутреннее пространство человека, действующие лица разведены на две колонки: «Сны» и «Lima». Когда действие происходит в реальности, мы видим, собственно, Билли (Дмитрий Белыш), других пациентов и медперсонал. Белыш играет человека, который на фоне других обитателей клиники выглядит блекло, неприметно. На эту как бы объективную реальность, которая постоянно ускользает, все время наплывает реальность иная – сновидческая. В этом довольно многонаселенном спектакле большинство артистов играют две роли: в «Lime» – кого-то из больных, в «Снах» – какую-то из персон Билли. Например, очень выразительная Надежда Мошкина предстает и Шоном, глухим мальчиком внутри Билли, и Ричардом, пациентом с такими же «пацанскими», как и у Шона, манерами.

В «Lime» мы видим непростые отношения между заглавным героем и пациентами, с одной стороны, и персоналом клиники – с другой; во снах разбираются между собой разные личности Билли. И оказывается, что там, во «внутреннем пространстве» Билли, он настоящий – спит. Кто-то из «персон» усыпил его. Как разбудить его? Эту задачу пытается решить молодой специалист клиники Дороти Гейдж в исполнении Светланы Савенковой. Руко­водство больницы намеренно приставило эту героиню, которая поначалу кажется обкуренной пэтэушницей, к Билли, чтобы она вынесла заключение, что он симулирует психическую болезнь, пытаясь избежать тюрьмы. По мере знакомства с подопечным Дороти понимает, что это не так, и в ней вызревает сильная личность, желающая противостоять «системе».

«Систему» олицетворяет старшая в клинике Ева Грюндиг – Мария Амеленкова. Внешне Грюндиг – само спокойствие, сама благожелательность, а по сути – этакая хитрая лисица (для образа очень пригодились роскошные рыжие волосы актрисы), способная плести интриги, чтобы удержать власть. Прямо-таки шиллеровская Елизавета «американского уезда». Эпизоды, в которых Билли Миллиган противостоит ей, объединяясь с другими пациентами, – это, конечно, культурный привет роману «Полет над гнездом кукушки».

В финале две реальности схлопываются: выясняется, что никаких других пациентов, кроме Билли, и не было. Эту правду открывает ему Грюндиг, включив диктофон. Судя по аудиозаписи, в клинике были только медперсонал и Билли, говоривший разными голосами.

Спектаклю явно еще придется обретать форму, он пока внутренне раз­общен, как и главный герой. Еще не проявился до конца «нерв произведения», благодаря которому держалось бы напряжение на протяжении четырехчасового спектакля. Жаль, что самое интересное в этой истории – погружение в бессознательное, встреча человека со своим иррациональным «я» – выражено литературными средствами, что этому еще не найден чисто театральный эквивалент. И тем не менее это интересная и честная работа. До­казательство тому – сосредоточенное внимание зала. 

Евгений АВРАМЕНКО, фото предоставлено «Таким Театром»

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти с помощью: 
Please enter your comment!
Please enter your name here