Лучший проект памятника жертвам синайской трагедии будет выбран на днях. 

31 октября исполнится год после катастрофы над Синаем. Взорвалась бомба на борту самолета А321 «Когалымавиа», летевшего из Шарм-эш-Шейха в Санкт-Петербург. Погибли все 224 человека, находившиеся на борту. Среди них было 48 жителей Ленинградской области. 

Этим летом комитет по архитектуре и градостроительству региона объявил открытый творческий конкурс на лучший проект памятника погибшим. На него поступило 28 работ, среди них проекты скульпторов Москвы, Санкт-Петербурга и Ленобласти.

24 августа на официальном сайте администрации области открылось интернет-голосование по выбору лучшего проекта. До 1 сентября проголосовать за понравившийся вариант там может любой. А пока идет голосование, мы решили посмотреть на предложенные варианты и выбрать несколько самых запоминающихся. Конкурс анонимный, так что кому принадлежит какой проект, мы пока не знаем.

1-1

1-й номер представлен сразу во многих версиях. Но в основном это вариации на тему плит – как бы надгробных и притом покрытых трещинами. Скрепленные веревкой или металлической лентой, они пытаются удержаться от распада, являют собой печальное напоминание о бренности всего земного. Метафора интуитивно улавливается – но, может быть, она чересчур безысходна, вызывает слишком уж горькое ощущение.

С номером 1 можно сравнить и номер 13 – тоже довольно сильная композиция, но, на наш взгляд, слишком давящая. Изогнутая стальная стела – это прерванный инверсионный след, на вершине – разбитый самолет, словно навечно застывший в последнем пике. Впечатляет, но вызывает в первую очередь страх.

3-1_13-й номер – своего рода собор-небоскреб с домовой церковью. Предполагаемая высота – ни много ни мало – 182 метра. Так что вряд ли это реалистичный вариант, скорее – игра фантазии. Насколько тут уместны такие игры – другой вопрос. Вдобавок авторы объясняют в записке к проекту, что подобное здание «не нарушает православные каноны». Но это никак не отменяет довольно нелепый вид: словно накрыли скучную высотку яркими куполами, украденными у греческой церкви. Неуместный гибрид. К тому же вовсе не обязательно во всеобщей трагедии прибегать к специфически православному коду. Погибшие могли быть и неверующими, от этого скорбь по ним не становится иной. Да и захочется ли кому-нибудь жить в траурном мемориале?

IMG_номер 24Другим примером несдержанной фантазии, пожалуй, является номер 24. Пирамида (как отсыл к «египетской теме» – месту катастрофы), упавший на нее крест, якобы напоминающий самолет (на самом деле нет), – все это вызывает скорее ощущение сумбура и какой-то совершенно несвоевременной тяги к экзотике. Мемориальный памятник, казалось бы, подразумевает некую сдержанность…

IMG_номер 6Еще одним похожим образцом назовем 6-й номер. Нет, он куда более строг, он обращается к скульптуре античности и к барокко, здесь прекрасный образ падающего Икара, ломающего крылья… Но Икар в мифе погиб все-таки по своей вине – он пал жертвой своей самонадеянности, поднявшись слишком близко к солнцу. Вряд ли авторы хотели в чем-либо упрекнуть жертв теракта. Поэтому ассоциации здесь явно не до конца продуманы.

Номер 8: технологичный вариант. В центре сквера – круг (стилизованная турбина самолета). Ночью из нее вырываются уходящие в небо лучи света. Красиво. Похоже на мемориал на месте башен-близнецов в Нью-Йорке, где ночью тоже два световых столба бьют в небо. Свет, парящий над разрушенной техникой, – тот образ, что внушает надежду. 

IMG_номер 8

Без такого центрального элемента, преодолевающего трагедию, попытки решить памятник через «технологические» ассоциации оказываются слишком холодными, обесчеловеченными.

IMG_номер 15Под номером 15 удачный вроде бы образ – лестница в небо, самолетный трап в пустоту. Однако при всей понятности символа он оставляет чувство пустоты, бесповоротности катастрофы и разлуки.

Под номером 25 – целый комплекс стеклянных, гранитных и стальных конструкций, в прозрачный «лист» вставлен экран радара, с которого исчез упавший самолет. И это тоже – как будто чересчур механистичное решение. Мы говорим о самолете, о крушении, но подразумеваем-то людей.

И тут помогает как раз «одушевление» образа. Номер 28, например: это каменная птица с мягкими очертаниями, мягко и поэтично напоминающая о полете. Номер 2 тоже использует образ самолета-птицы, но только здесь она – вся ажурная и пронзенная тонкими «стрелами»-колоннами. Это – хрупкость, это возможность заплакать над уязвимостью жизни.

Когда разглядываешь множество вариантов памятника, когда выбираешь между ними, возникает вопрос: какие чувства вообще должен вызывать такой мемориал? Только скорбь? Или он имеет право на диалектику, смеет противопоставлять горю и гибели какую-то – религиозную или гуманистическую – надежду?

На этот вопрос каждый может ответить только сам для себя.

Какой из этих проектов будет выбран, мы узнаем скоро – голосование продлится до 1 сентября. После этого комиссия определит победителя. Он получит денежную премию – 100 тысяч рублей. Сам мемориал планируется возвести на благотворительные средства. Заложен он будет в сентябре на Румболовской горе во Всеволожске.


Фото Натальи ЧАЙКИ

Проекты: arch.lenobl.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти с помощью: 
Please enter your comment!
Please enter your name here