В Эрмитаж из Франкфурта-на-Майне прибыл знаменитый «Географ». 

Не случайно «Географа» Вермеера показывают рядом с Рембрандтом. Почитатели великого голландца без труда считают сходство вермееровского «Географа» с «Фаустом» – персонажем одного из самых знаменитых рембрандтовских офортов. 

Драгоценность обыденной жизни

Об этом художнике большинство знает по книге Трейси Шевалье «Девушка с жемчужной сережкой». И в особенности по одноименному фильму, поставленному по мотивам книги Питером Веббером. Служанку, которая послужила Яну Вермееру моделью для картины, играет Скарлетт Йоханссон. Художника – главный обольститель английского кинематографа Колин Ферт.

История, рассказанная в книге и фильме, – вымысел. На самом деле доподлинно неизвестно, кого изобразил Вермеер на своей картине. Есть версия, что это старшая дочь Вермеера Мария. Не знаем мы и, наверное, не узнаем никогда, был ли Ян Вермеер так же красив и неотразим, как Колин Ферт. Художник не оставил нам автопортрета. Предполагается, что на картине «Мастерская художника» («Аллегория живописи») он изобразил себя рисующим модель. Но дело в том, что он сидит спиной к зрителю.

Не много известно и о его жизни. Мы знаем, что он родился в 1632 году в Делфте в семье довольно зажиточной. Его отец владел гостиницей, имел отношение к производству шелка и еще ко всему приторговывал картинами. Учился Ян, рано обнаруживший в себе талант художника, у Кареля Фабрициуса, который в свою очередь был учеником самого Рембрандта (по другой, менее популярной версии – у Леонарта Брамера). Женат был на богатой особе – Катарине Больне. Была ли она такой же стервой, какой предстает в фильме, неизвестно.

Так или иначе, с ней художник прожил до смерти, настигшей его в 43 года, и нажил одиннадцать детей. В последние годы семье пришлось хлебнуть горя и познать нужду: в 1673 году Голландию захватили французские войска, начался экономический кризис, разорились многие почтенные бюргеры, в том числе и Вермеер. Так что жена и дети унаследовали лишь огромные долги.

Известно также, что Вермеер всю свою жизнь почти безвылазно провел в Делфте.

Он не видел мир, в его жизни не было авантюр, приключений и даже ярких впечатлений. Всю жизнь он писал обыденную жизнь. На его картинах не происходит ничего выдающегося. Девушка читает письмо. Женщина переливает молоко из кувшина. Кавалер подает даме бокал вина. Ученый склонился над фолиантом. Но каким-то непонятным образом художник претворяет эту обыденность в волшебство. И мы понимаем, сколь драгоценной может быть самая обычная человеческая жизнь – без сильных страстей, романтических чувств и высоких подвигов. Она окутана в его картинах мягким волшебным светом и тишиной. И кажется, что это отблеск идеального мира, где нет ни смерти, ни страданий, ни войн и уж тем более экономических кризисов и долгов.

Карты и глобусы

Географические карты были в то время любимейшим украшением в зажиточных бюргерских домах. Их присутствие на многих картинах Вермеера, действие которых происходит в интерьере, неудивительно. Но предположим, для художника карты значили немного больше, чем для всех прочих, быть может, они воплощали его потаенное желание увидеть дальние страны. Потому он и изображал их так часто. А еще глобусы – земные и небесные. Причем карты художник выписывал столь тщательно и подробно, что исследователи даже определили, где они изданы: в Амстердаме.

Конечно же, присутствует карта и на полотне «Географ», которое прибыло в Эрмитаж. Какой же географ без карты и без глобуса? Это карта «Морское побережье Европы». Земной глобус на шкафу повернут к зрителям Индийским океаном. Его бороздили торговые суда Ост-Индской голландской компании. Ведь в те времена Нидерланды были крупнейшей торговой и колониальной державой.

Jan Vermeer28

На полотне, созданном в 1669 году, изображен молодой ученый в своем кабинете – он весь погружен в работу.

Возможно, это Левенгук. А возможно, и нет

Много спорят о том, кого именно изобразил Вермеер на своем полотне. Возможно, это Антонис Ван Левенгук, знаменитый ученый-натуралист, который жил в Делфте в одно время с Вермеером, а после смерти художника выступал в качестве его душеприказчика. По другой версии, Вермеер запечатлел в своей картине картографа Иоханеса де Веерта, тоже жившего в то время в Делфте. Кто бы ни был этот сравнительно молодой (лет 35) человек с длинными волосами и правильными чертами лица, он же изображен в «Астрономе» – картине, которая, возможно, была парной «Географу». На ней мы видим тот же самый интерьер – узнаем и окно, расположенное слева, и узорчатый ковер, и деревянный шкаф, и карту. Только глобус там – не земной, а небесный. На нем можно различить созвездие Большой Медведицы, Дракона, Геркулеса и Лиры.

Кстати, картины получили свои названия позднее, они придуманы не художником. «Географ», к примеру, назывался прежде и «Математиком», и «Архитектором»; «Астроном» – «Астрологом». Так что, вполне возможно, что Ян Вермеер создал обобщенный образ ученого, человека, увлеченного наукой и обуреваемого жаждой познать тайны мироздания. «Географ» так смотрит в раскрытую перед ним книгу, словно его посетило озарение: и вот она, разгадка, вот ответ на вопрос. А моделью ему мог послужить кто угодно, хоть сосед. Или, почему бы нет, он мог изобразить самого себя (но лучше бы он был похож на Колина Ферта). Что касается интерьеров, то исследователи насчитали во всех картинах Вермеера, дошедших до нас (а их всего-то около сорока), лишь пять интерьеров, которые он изображал с разных точек зрения и при разном освещении. Скорее всего, это интерьеры его родного дома. Как уже говорилось, художник был домосед.

Делфтский сфинкс

Слава пришла к Вермееру много лет спустя после его смерти. Этого художника открыл миру в середине XIX века Этьен-Жозеф-Теофиль Торе, писавший под псевдонимом Вильям Бюргер, – адвокат, журналист, социалист. Он выискивал картины Вермеера в коллекциях разных музеев и, кстати, приобрел «Девушку с жемчужной сережкой». Он назвал художника, о котором было известно так мало, «делфтским сфинксом», обыграв таким образом известное выражение «дельфийский сфинкс». И это он обратил внимание на чудесный, мягкий, перламутровый свет севера, который словно исходит от картин кисти Вермеера.

Торе – Бюргер издал каталог произведений Вермеера, в котором было перечислено около 70 картин. Сегодня, когда искусствоведение стало наукой и располагает самыми современными методами исследования картин для атрибуции, ясно, что многие полотна, приписываемые Вермееру, на самом деле принадлежат другим авторам. На «Географе» есть подпись Вермеера, повторенная дважды! Если учесть, что подписанных картин художника всего три, то подпись придает «Географу» особый статус.

Так что визит «Географа», прибывшего в Петербург со всеми своими картами и глобусом из музея Штедель, – событие, пропустить которое было бы непростительно.

Русский след

Тем более что в Эрмитаже нет ни одного полотна Яна Вермеера.

А ведь все могло бы сложиться иначе. Где-то в 1877 году картину купил богатый русский промышленник и покровитель искусств Павел Демидов, живший тогда в Италии на вилле. Но несколько лет спустя он продал виллу со всем содержимым. Богатейшая коллекция произведений искусства ушла с молотка на аукционе в Сан-Донато. «Географ» попал в конце концов в Германию, пополнив собрание музея Штедель во Франкфурте-на-Майне, откуда и прибыл сегодня к нам.


Юрий ОБРАЗЦОВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти с помощью: 
Please enter your comment!
Please enter your name here