О создающемся в Петербурге ледокольном флоте «Вечёрке» рассказал руководитель одного из ведущих ЦКБ города. 

В последнее время мы вспомнили о стратегическом значении для экономики и обороны Крайнего Севера. Как следствие – много заговорили об освоении Арктики, ее шельфа и перспективах развития Северного морского пути. Но покорение ледовых просторов было бы невозможно без главной движущей силы – ледоколов. И Петербург имеет полное право называться ледокольной столицей России. Ведь именно в его конструкторских бюро создаются перспективные проекты таких судов, а на стапелях городских и областных заводов идет их строительство. 

Этим летом на «Балтийском заводе» спустили на воду атомный ледокол «Арктика», там же строятся еще два судна того же проекта – «Сибирь» и «Урал». Начались швартовые испытания первого в мире плавучего энергоблока для атомной станции малой мощности.

О строящихся судах, перспективных разработках и планах по освоению Арктики «Вечёрке» рассказал генеральный директор – главный конструктор ОАО «ЦКБ «Айсберг» Александр РЫЖКОВ.

1. Атомный ледокол проекта 22220 «Арктика»

– Это первый атомный ледокол, который был спроектирован и строится в России (а не в СССР). Важна принципиально новая концепция этого судна. До настоящего времени существовало два разных вида ледоколов: для глубоководных районов Арктики и мелкосидящие – те, что работают в устьях сибирских рек. А вот «Арктика» – двухосадочный ледокол, способный работать и на глубоководных трассах, и на мелководье, – рассказывает Александр Рыжков.

«Арктика» колет лед своим весом, «наползая» на него. При большой осадке – в 10,5 метра – «Арктика» имеет водоизмещение 33 тысячи тонн и может преодолевать лед толщиной до 2,9 метра, что позволяет ей работать на трассах Северного морского пути. А при малой осадке – в 8,5 м – водоизмещение у судна около 25 тысяч тонн, и ледопроходимость несколько меньше, но для рек этого достаточно. Получается, в одном ледоколе совмещаются функции сразу двух, что очень удобно и экономически эффективно.

На «Арктике» – новая реакторная установка РИТМ-200 разработки АО «ОКБМ Африкантов». Это моноблочный реактор – на предыдущих ледоколах такого не было. Новая установка меньше и значительно легче, и именно это нововведение позволило обеспечить малую осадку для ледокола.

Также у судов проекта 22220 новая паротурбинная установка и система электродвижения. Все основное оборудование разрабатывалось почти с нуля и сейчас поставляется впервые.

Но главное – оно создается отечественными производителями, и в этом смысле ледоколы проекта 22220, учитывая их сложность, – локомотив развития промышленности.

Поскольку «Арктика» – атомный ледокол, он может долгое время находиться вдали от берега. У атомной энергии несколько серьезных преимуществ, и в первую очередь это возможность обеспечивать большие мощности и практически неограниченную автономность.

На одной загрузке активной зоны реактор РИТМ-200 способен работать до 7,5 года. Конечно, нужно менять экипаж, и обычно это происходит раз в 4 месяца, тогда же пополняются и запасы провизии. К слову, был случай, когда еще первый атомный ледокол «Арктика» не заходил ни в один порт 1 год и 1 день, а смена экипажа и поставки провизии осуществлялись попутными судами и вертолетами.

Современную «Арктику» после достройки будет эксплуатировать ФГУП «Атомфлот». Ледокол отправится работать на трассах западного района Арктики и осуществлять проводки разных транспортных судов. По проекту 22220 строится 3 ледокола: «Арктика», «Сибирь» и «Урал», принципиальных отличий между ними не будет.

  • Длина – 173,3 м
  • Ширина – 34 м
  • Осадка – 10,5/8,5 м
  • Ледопроходимость – до 2,9 м
  • Мощность – 60 МВт

2. Ледокол-лидер

– Эскизный проект ледокола-лидера (10510) мы разработали совместно с «Крыловским государственным научным центром» в 2015 году, – говорит руководитель ЦКБ. – Заказчик поставил перед нами принципиально новые требования: обеспечить экономически эффективную скорость ледокола не менее 10 узлов в двухметровом льду (это средняя толщина льда в Арктике).

Дело в том, что ледопроходимость всех ледоколов определяется при скорости 1,5 – 2 узла, но это слишком медленно для потенциальных заказчиков. Кроме того, действующие ледоколы не могут обеспечить проводок точно по расписанию, ведь погода и ледовые условия на трассах Севморпути постоянно меняются.

Испытания, которые проводились в ледовом бассейне «Крыловского центра», показали, что ледокол-лидер может обеспечить скорость 12 – 13 узлов в двухметровом льду! А предельная ледопроходимость у него будет более четырех метров. Такие качества, безусловно, решат проблемы  со скоростью и расписанием.

По габаритам лидер больше, чем ледоколы проекта 22220. Он двухреакторный, причем реакторы новые – РИТМ-400, тоже разработки «ОКБМ Африкантов». На нем будет 4 турбогенератора, 4 гребных электродвигателя, а мощность на валах в два раза больше, чем у «Арктики». Он предназначен для проводки транспортных судов прежде всего на Восток – в страны Азиатско-Тихоокеанского региона.

Причем работать лидер сможет как на обычных трассах Севморпути, так и на высокоширотных, то есть фактически пересекать по диагонали всю Арктику.

– Уже скоро мы приступим к разработке технического проекта, это займет примерно год, – делится планами Александр Рыжков. – В 2018-м получим разрешительную документацию, будет выбран завод, и после этого примерно 6 лет потребуется для строительства головного ледокола.

  • Длина – 200 м
  • Ширина – 46 м
  • Ледопроходимость – около 4 м
  • Мощность – 110 – 130 МВт

3. Многофункциональный ледокол

– Еще один проект ЦКБ – многофункциональный атомный ледокол офшорного типа проекта 10570, – продолжает рассказ гендиректор ЦКБ. – Это относительно небольшое однореакторное судно мощностью около 40 МВт с осадкой около 8 метров. Но здесь интересен подход к проектированию: мы разработали унифицированную базовую платформу, на основании которой можно скомплектовать разные варианты судов для различных работ на шельфе Арктики.

По сути это как простая базовая комплектация автомобиля, к которой можно добавить разные компоненты, – на судне расположен отсек объемом 5000 кубических метров для перевозки оборудования, а также свободное место для его установки и пространство для работы спецперсонала. Есть система динамического позиционирования. Все эти качества вкупе с высокой ледопроходимостью (до 2,4 метра) и небольшой осадкой позволяют не только проводить караваны судов во льду, но и использовать такие ледоколы для шельфовых работ.


4. Плавучий энергоблок для атомной электростанции

– Это новое и очень перспективное направление, – уверен Александр Рыжков. – Плавучая атомная электростанция состоит из трех основных элементов, это плавучий энергоблок (вырабатывает энергию), гидротехнические сооружения (обеспечивают надежную швартовку и передачу энергии на берег) и береговые (распределяют ее и доводят до потребителя).

Наше ЦКБ – генеральный проектант самого энергоблока. На нем расположена реакторная и паротурбинная установки, все системы безопасности. Какие же плюсы у такого решения? Энергоблок может быть построен на судостроительном заводе, там же полностью испытан и проверен, а затем отбуксирован к месту работы.

«Академик Ломоносов» – первый в мире атомный плавучий энергоблок, в июле на нем начались швартовные испытания. На энергоблоке установлены реакторы КЛТ-40С, отлично зарекомендовавшие себя на атомных ледоколах предыдущих поколений. Правда, у них есть один недостаток – требуются перезарядка топлива через 3 – 3,5 года. Для ледокола это нормально, он может подойти к берегу и «перезарядиться», а вот для станции, работающей в отдаленном районе, это не слишком удобно.

– Для решения этой проблемы мы разместили на энергоблоке хранилища и оборудование, позволяющее выгрузить отработавшее ядерное топливо, а новое – загрузить в реактор. Это позволяет увеличить его автономность до 12 лет, – поясняет руководитель ЦКБ. – У энергоблоков большое будущее, причем не только в Арктике. На их базе могут быть созданы опреснительные станции, а это уже означает выход на мировой рынок, в страны Азии, Африки, ведь, по данным ООН, скоро в мире будут проблемы не с нефтью, а с пресной водой. И запросы на подобные проекты уже есть.


5. Прямая речь

Александр Рыжков, генеральный директор – главный конструктор ОАО «ЦКБ «Айсберг»:

– «Айсберг» – единственное КБ в России, которое занимается разработкой проектов гражданских судов, работающих на атомной энергии. Здесь есть своя специфика, ведь если военные корабли нацелены на выполнение боевой задачи, то для проектировщиков гражданских судов главное – безопасность. Предубеждения против атомной энергии есть, но при проектировании мы анализируем различные варианты возможных внутренних и внешних аварий, в том числе посадку на мель, затопление, таран другим судном, падения вертолета и многие другие, и предусматриваем защиту от каждой из них. И нужно отметить, что за долгое время работы нашего атомного ледокольного флота аварий не было.

Сказывается высокая культура экипажей, строителей и проектантов. Конечно, у всех конструкторских бюро сегодня есть проблемы с кадрами, в 90-е годы из проектирования ушло целое поколение, и сейчас мы это ощущаем.

Но появляется молодежь, хорошая, толковая, умная, только надо понимать, что в нашей профессии человек становится грамотным инженером, как правило, за 5 – 8 лет, а проекты у нас все длительные. В проектировании ледоколов Россия сотрудничает с другими странами, например контрольные испытания формы корпуса ледокола проекта 22220 мы проводили в ледовом бассейне у финнов, и они очень высоко оценили проектные решения. Но в целом я считаю, что у РФ сегодня есть все возможности: научный, инженерный потенциал, строительные мощности – для создания ледокольного и атомного флота. Мы можем сами придумывать, проектировать и строить, и не просто создавать конкуренцию, а быть лидерами.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти с помощью: 
Please enter your comment!
Please enter your name here