Русские курорты до сих пор не имеют аналогов в мире. 

«Здесь подводятся итоги, завязываются интриги, обнаруживаются обманы, доктора пересчитывают гонорар, больные испытывают приобретенное здоровье – словом, здесь в поднарзаненном воздухе разыгрывается грандиозный финал водяного сезона», – писала об отдыхе на одном из самых популярных отечественных курортов XIX века Лидия Веселитская. В это время курортная индустрия страны развивается с невероятной быстротой. А начиналась отечественная бальнеология, как и многое в России, с венценосного новатора Петра I. 

Воды «железного» Марса

После поездки в Карловы Вары мысль об отечественном целебном источнике не покидала великого реформатора. Он выписал ученых из-за границы, и по его приказу снаряжались научные экспедиции по стране в поисках чудесных вод. Но удача улыбнулась крестьянину Ивану Рябоеву. Боли в области сердца мучили его до тех пор, пока он случайно не нашел в карельском лесу незамерзающий источник. Вода из ручья просто пришлась крестьянину по вкусу, а через некоторое время болезнь отступила.

Слух о чудесном исцелении дошел до Петра I. Царь направил к источнику специалистов. Исследования подтвердили лечебные свойства воды. В ней содержалось большое количество железа. Воды назвали Марциальными – в честь «железного» бога войны Марса. Деревню рядом с этим источником переименовали во Дворец. Император любил посещать первый российский курорт и даже сам продумал рекламную кампанию для привлечения туда иностранцев. Но воплотить свою идею в жизнь так и не успел. После его смерти Марциальные воды пришли в упадок.

Однако начало было положено. При Екатерине Великой немецкие колонисты обнаружили целебные минеральные воды в Сарепте, неподалеку от нынешнего Волгограда. Помимо водолечения там стали использовать и целебные грязи. Предприимчивые сарептяне первыми в России придумали разливать отечественную минералку по бутылкам и продавать в других городах. Но настоящий бальнеологический бум случился после того, как были открыты кавказские минеральные воды.

Ярмарка жизни

Уже в XIX веке кавказские Минеральные Воды стали обязательным пунктом летней программы каждого уважающего себя российского дворянина. Уникальный курорт, аналогов которому до сих пор нет в мире (здесь расположено более 130 источников минеральных вод 30 типов), был основан по приказу Александра I. Подданные оценили монаршую милость, и вскоре курорт уже называют «летней столицей империи».

Выезжали «на воды» целыми семействами. Что вполне понятно – чахотка тогда не щадила даже состоятельных петербуржцев. Помещики, не стесненные в средствах, везли с собой поваров, прислугу и даже музыкантов. Не смущало даже то, что неподалеку шла настоящая война. Минводы быстро превратились в особое пространство со своей иерархией ценностей.

Оздоровительная программа предписывала непременное посещение трех городов курорта – Пятигорска, Ессентуков и Кисловодска. Именно в такой последовательности. В Пятигорске отдыхающие обычно знакомились между собой и прибывали в Кисловодск уже сложившимися компаниями.

«В ранний и свежий утренний час, под звуки оркестра и падающего в источник стакана – мы танцуем. Врачи должны быть нами довольны: хорошее расположение духа им нужно при нашем лечении, а когда танцуешь, нельзя быть в очень дурном духе», – писала курортная газета «Листок».

Тяжелая жизнь прибывающих на лечение (надо было по жесткому графику употреблять минеральную воду, принимать ванны и изнурять себя моционами) требовала развлечений. И гостеприимный Кавказ делал для этого все возможное. В Пятигорске бульвары были центром общественной жизни. Мужчины демонстрировали свою стать и материальное положение, а мамаши выгуливали незамужних дочек и подбирали им женихов. У многих получалось составить весьма выгодную партию.

В Ессентуках преобладал национальный колорит. Днем казаки развлекали публику джигитовкой. На обед угощали мясом, дикими орехами и непременно кавказской водкой. Потом были танцы с местными девушками, а вечером – иллюминация, а то и большой фейерверк.

В Кисловодске можно было взять лошадей напрокат и отправиться в горы. Общество активно участвовало как в самих прогулках, так и в их обсуждении. Например, в каком месте и как выпала из седла дама в «живописной амазонке».

1

Кисловодск был самым дорогим из кавказских курортов.

«Цены в гостиницах повышались уже в ожидании подлечившихся больных, которым оставалось еще съехаться здесь для полировки, для отдыха от режима», – сокрушалась в своей книге «Мимочка на водах» Лидия Веселитская. Поэтому никто не удивился, когда в начале XX века Минводы перешли на круглогодичное обслуживание клиентов.

Буржуазные грязи

«На Кавказе не был. Проклятых денег не стало и на половину вояжа. Был только в Крыму, где пачкался в минеральных грязях», – писал Гоголь своему другу о лечении на курорте в Саках. Это смешное для русского уха слово в переводе с тюркского означает «лечебная грязь». Реликтовое крымское озеро намного старше, чем знаменитое Мертвое море. По его берегам когда-то гуляли динозавры. Сакские грязи – это уникальный набор минералов, который не встречается больше нигде в мире. Лечили в Саках без затей.

Летом, когда рапа (вода, насыщенная солями и минералами) в озере высыхала, обнажалась целебная грязь. В нее-то пациента и закапывали по самую шею на два часа. Грязь нагревалась, и курортник отчаянно потел. Затем грязь смывали рапой, поили пациента травяным чаем, закутывали в одежду и отвозили на место проживания.

Стоило такое лечение немалых денег. Процедуры подразделялись по классам. Но даже самый «дешевый», третий, могли оплатить только состоятельные пациенты. За один прием местного врача надо было отдать от 5 до 15 рублей (средний заработок рабочего на рубеже веков составлял всего 16 рублей в месяц). Поэтому «на грязи» приезжала в основном буржуазия. Те, кто уже поправил свое здоровье в Саках, обычно перебирались в Евпаторию. Там их ждали лучшие в Крыму купальни и приятный отдых от экстремальных процедур.


Ирина ТРЕТЬЯКОВА

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти с помощью: 
Please enter your comment!
Please enter your name here