Ночью в крупнейших учениях под землей приняли участие 750 статистов. 

Вот и Главное управление МЧС по Петербургу объявило о серии беспрецедентных по масштабу учений – в метро, на КАД, на воде. Минувшей ночью спасателям отдали на «растерзание» станцию метро «Спортивная». 

Корреспондент «Вечёрки» наблюдал, как городские службы освобождали из вагона людей, оказавшихся заблокированными после взрыва на платформе.

За учениями наблюдали представители городской администрации. Им помогали представить, что происходит.

Сотрудник МЧС буквально вел репортаж с места событий, а на большом мониторе включались картинки того, что происходит за кадром: работу диспетчеров службы безопасности метро, сотрудников дежурных частей пожарной охраны, полиции, скорой помощи.

1.50. На платформу прибыл поезд, полный пассажиров. И это не «по сценарию учений». В вагонах на самом деле было полно людей. Сотни! Откуда? В штабе, развернутом на платформе, отмахнувшись, сказали, что это статисты. Какие к черту статисты в два часа ночи?

Но попытку выяснить подробности пресек грохот взрыва. Попадали стоявшие рядом люди. Многие без сознания. На телах страшные раны. Крики, стоны, стенания. Статисты… Хорошо, что предупредили.

Двери поезда открылись. Из вагонов в панике побежали люди. Спасатели должны были направить их в нужное направление для эвакуации. Справились быстро. В одном вагоне двери не открылись. Он был ближе всех к источнику взрыва. Внутри полно народу. Многие ранены. Пассажиры начали биться в двери и окна. Но их так просто не разобьешь.

1.52. Подоспела группировка спасателей с необходимым инструментом. Буквально за три минуты они разобрали «фасад» вагона так, чтобы те, кто на ногах, могли выйти, а остальных можно было бы вынести. Людей препровождали или несли на носилках к эскалаторам, где происходила сортировка. На легкораненых, тяжелораненых и погибших. Наверху уже ждали машины скорой помощи. Эвакуация началась.

2.10. Эвакуации помешало возгорание на эскалаторах. Дым заполнил станцию. Пострадавших, кого было можно, повели в сторону выхода на «Спортивную-2», за другими на нижнюю платформу прибыл поезд. Спасатели боролись с огнем.

2.14. Потушили. Огнеборцы дали добро на эвакуацию тяжелораненых – два эскалатора работали.

2.19. Раненых подняли на поверхность, там их сразу принимали медики и сразу развозили по больницам. Одному пострадавшему требовалась серьезная и оперативная помощь. За ним прилетел санитарный вертолет. Он сел на площадке у Дворца спорта «Юбилейный» и забрал носилки.

2.20. Учения закончились.

Сразу после начальник ГУ МЧС России Алексей Аникин объяснил журналистам:

– Со стороны МЧС в учениях принимали участие 46 единиц техники и 200 спасателей. По сути, все городские и федеральные службы достаточно хорошо представляют порядок своих действий. Но когда начинается взаимодействие… Только представьте: кроме спасателей на таких ЧС работают аварийные бригады Метрополитена, полиция, ГИБДД, медики, бригады Водоканала и прочие. На деле многое в их взаимодействии вызывает, как бы сказать помягче, нарекания. Такие учения нужны, чтобы все имели представление, что за чем следует.

Корреспондент «Вечёрки» уточнил по оперативному прибытию служб к месту ЧС: на учениях группировка спасения прибыла через две минуты, а как на деле?

Объяснил начальник пресс-службы ГУ МЧС России Андрей Литовка:

– Норматив – 10 минут. Город непростой. Но если надо, мы и мосты сведем.

Теперь статисты. Надо с ними разобраться. Напугали ведь до чертиков. Руководил ими начальник Санкт-Петербургского учебного центра медицины чрезвычайных ситуаций и безопасности жизнедеятельности Яков Гинзбург.

Корреспондент «Вечёрки» нашел его в толпе:

– Сколько человек принимали участие в учениях. Откуда все эти люди?

– Всего в вагонах поезда находились 750 человек. Это люди, проходившие обучение в нашем центре и в центре оказания первой медицинской помощи. Да, вы не поверите, но многие хотят получить навыки спасения просто для того, чтобы они у них были. Спасатели – это уже социальный слой. Среди выпускников центра десятки тысяч петербуржцев. В ходе таких учений знакомятся с профессионалами, потом сами такими становятся или помогают на добровольных началах.

– А грим?

– У нас есть гримеры. Реалистичность учений – это мировая практика. Спасателям полезно представлять, как все на самом деле. Поговорите с ребятами, они расскажут.

Корреспондент «Вечёрки» остановил заляпанного кровью парня в окружении таких же парней и девушек.

Димитрий Дегтярев рассказал, как попал в «замес»:

– Это мои друзья. Мы учились в ГАСУ. Там организовали отряд «СтройСпас». Прошли обучение в учебных центрах. Обеспечиваем охрану и безопасность на пляжах и в парках.

Мы не могли пропустить такие учения. Я был в вагоне. После взрыва мне иногда казалось, что все происходит по-настоящему.

– А грим, кровь?

– Это обучающая задача. Перед учениями нам каждому «дали» свою травму. И соответственно у каждого своя легенда, своя модель поведения. А нам и спасателям полезно знать характер травм и их проявления. Это хорошая практика.

– Еще пойдете в статисты?

– Да. Следующие масштабные учения должны быть в октябре по ЧС в условиях дорожной аварии.


Михаил ТЕЛЕХОВ

Фото Натальи ЧАЙКИ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти с помощью: 
Please enter your comment!
Please enter your name here