До конца лета в Выборге можно посмотреть выставку костюмов великой актрисы. 

XXIV кинофестиваль «Окно в Европу», начавший работу в Выборге, проходит под звездой Людмилы Гурченко. Великую актрису выбрали символом этого года, Года кино. Она была здесь шесть лет назад — представила свой последний полнометражный фильм «Пестрые сумерки», где выступила и в главной роли, и как режиссер, и даже как композитор. 

Сегодня Гурченко смотрит на погруженный в кинострасти Выборг со всех афиш фестиваля — стройная, в невероятном своем платье похожая на вулкан. Она и была стихией, силой природы.

В честь Людмилы Марковны в первый день фестиваля, 6 августа, открылась выставка с кратким названием «Кинодива» – в библиотеке Алвара Аалто. И если даже не фестиваль, в Выборг все равно стоит приехать в эти дни, чтоб посетить экспозицию, приехавшую из Москвы. Тут костюмы Людмилы Гурченко, которые она сшила сама себе. Они — на манекенах, выставленных полукругом. У всех узнаваемый силуэт: гордая осанка, узкие приподнятые плечи. Элегантность немыслимая, какой-то модерн, Климт и бог знает что еще. На шикарном белом рояле разложены боа, голубая шаль и розово-черные перья. Публика не может удержаться — берет перья и украдкой примеряет. Подписи: «Серебристая шляпка», «Платье и накидка золотистые сценические», «Цвета фуксии с рукотворным орнаментом». На стенах — афиши: «Вокзал для двоих», почему-то по-французски: «Gare pour deux».

— Людмила Гурченко — это божественное озарение, которое осветило нас в 56-м году, с выходом «Карнавальной ночи», и сполохами которого мы живем до сих пор, — признался нам президент выборгского кинофестиваля Армен Медведев. — Мы ее никогда не забудем: она накапливала свой талант вопреки возрасту.

Мы поговорили немного с Оксаной ДОНСКОЙ, куратором выставки и московского Музея-мастерской Людмилы Гурченко, которому и принадлежат экспонаты.

— Расскажите, пожалуйста, — костюмы ведь не останутся навсегда в Выборге?

— Выставка продлится до конца лета. Потом костюмы вернутся в музей-мастерскую Людмилы Марковны в Москве, в ее последнюю квартиру в Трехпрудном переулке. Там мы обновляем экспозицию каждую неделю. Нам всегда есть что показать. У нас хранится около восьмиста костюмных ансамблей, сделанных Людмилой Марковной. Это не считая аксессуаров и авторской бижутерии — ее и вовсе великое множество.

— То есть мы можем уверенно сказать, что Людмила Марковна была не только великой актрисой, но и настоящим модельером…

— Она была выдающимся дизайнером. У нее был свой стиль, она умела создавать все эти вещи. Людмила Марковна занималась этим до последнего. Может быть, вы знаете, что и свое последнее платье, в котором была погребена, она сама не только сшила — но и расшила от горла до пят золотистым стеклярусом. Это была титаническая работа…

***

— Я бесконечно рад и горд за Люсю, что о ней здесь хранят такую память, — поделился с нами и продюсер Сергей СЕНИН, супруг Людмилы Гурченко. — Я помню ее окрыленность, когда мы не ехали — просто летели в Выборг в 2010-м. Людмила Марковна привезла свою последнюю картину «Пестрые сумерки». Сбылась ее заветная мечта — она сама написала к фильму всю музыку.

Вообще Ленинградская область, Ленинград — для нее это было очень важно. Он сыграл огромную роль в ее биографии. Буквально спас, подставил плечо, вытаскивал из безденежья и безролья. Для нее слово «Ленинград» всегда было очень важным — она говорила, что половину киножизни провела здесь.

Конечно, то, что мы в этот раз привезли в Выборг, — сотая часть тех уникальных костюмов, к которым она приложила руку, изменила частично или кардинально. Роберто Кавалли — он бы просто не узнал свое платье, Люся его полностью переделала.

— Из тех платьев и костюмов Людмилы Марковны, которые здесь выставлены, какое особенно важно для вас? Хотя понятно, что важны все…

— Знаете, как бывает: самая скромная вещь, которая никакой денежной ценности не имеет, для тебя особенно дорога. Ты ее потерял — и так переживаешь, словно жизнь закончилась. Потому что с ней связана история, воспоминания, судьба. И в этом смысле мне очень дорог костюм, который она тоже сама сшила, в котором приехала поступать во ВГИК и который бережно хранила. Вот он стоит — зелененький, чуть-чуть тронутый молью. Он, конечно, самый трехрублевый по сравнению с остальными. Но он и самый дорогой, потому что за ним следует целая биография, приведшая к этому перешитому Кавалли. Между ними — целая эпоха, совершенно изменившаяся жизнь. Кто мог подумать, что мы начнем из голодного Советского Союза — и придем туда, где есть деньги, где есть все. Правда, изобилие может повредить фантазии — ей, напротив, способствует дефицит у тебя в кошельке. Но Людмила Марковна свою огромную фантазию сберегла на всю жизнь.

А оценивать более сотни конкурсных фильмов будут четыре разные состава жюри. 

В минувшую субботу открылся XXIV кинофестиваль «Окно в Европу». Золотые змеи и белые медузы реяли в выборгском небе. Их приветствовали звериные морды установленных на берегу викингских драккаров. Сыпались искры и валил дым… 

«Окно в Европу»: неудивительно, что такое название прижилось. Выборг еще более вынесен туда, к морю, на запад, чем Петербург. Старая столица охотно делится одним из своих титулов с Выборгом. Другое дело, что фестиваль оказался скорее окном не вовне — а в себя, куда-то внутрь — для киноискусства, для культуры, для страны. Здесь, в Выборге, когда-то праздновали премьеру или получали призы самые точные киновысказывания о России в последние годы – «Особенности национальной охоты» и «Кукушка» Рогожкина, «Война» Балабанова, «Телец» Сокурова, «Бумер» Петра Буслова и «Жила-была одна баба» Андрея Смирнова… Эта интровертность притягивала.

Но открытие фестиваля есть открытие, и тут никакой сосредоточенностью и не пахло. Это дальше четыре разных состава жюри будут сосредотачиваться, отсматривая более ста фильмов фестивальной программы. А пока громкая процессия промаршировала около километра вдоль залива от гостиницы «Дружба» до кинотеатра «Выборг Палас». Набеленные мимы размахивали полиэтиленовыми медузами и змеями из фольги. Бойко били в барабаны девушки в гусарских ментиках — целый взвод. Джазовый оркестр то наигрывал веселенькую тему из «Буратино», то вдруг почему-то переключался на «Лебединое озеро». Барабаны гремели еще пуще. Следом шли гости фестиваля, которые переживали из-за цвета розданных в подарок фестивальных зонтиков — кто-то хотел синий, а получил красный.

«Скандал будет — сто процентов», — уверенно заявил непонятно о чем, проходя мимо, представительный, но оставшийся неизвестным мужчина.

Любопытные выборжане толпились позади. «Кто шагает дружно в ряд? Фестивальный наш отряд», — комментировали подвыпившие встречные с некоторой иронией.

Над шествием парил, треща пропеллерами и обдувая всех потоками воздуха, робот-дрон. Ясно было, что двадцать четыре года фестиваля прошли не зря и будущее-таки наступило.

Лиц значительных и знаменитых оказалось куда меньше, чем хотелось бы увидеть. Впрочем, все равно было, на кого взглянуть. Юлия Ауг улыбалась царственно. Светлана Дружинина — добродушно. Агния Кузнецова, звезда Валерии Гай Германики, улыбалась растерянно — так, словно не верила, что она и вправду здесь. О чем-то серьезно беседовали Борис Берман и Ильдар Жандарёв. Лицо Сергея Соловьева было непроницаемо. Взор Александра Адабашьяна был напряжен (и неудивительно: фильм с его участием «Жили-были мы» открывал фестиваль). Борис Смолкин был похож… на себя самого. Самым удивленным, кажется, предстал Дмитрий Певцов. Может быть, оттого что (признался сам артист) он на фестивале впервые. В Выборге он был давно – в 1984 году, на съемках замечательного исторического фильма «И на камнях растут деревья».

— А драккары-то наши, на которых мы дрались, горели и прыгали, все еще стоят! — прочувствованно заявил Певцов уже со сцены кинотеатра.

В этот раз он, впрочем, был не в роли викинга, а, нацепив жабо, очень страстно исполнил Вертинского и еще Левитанского — про то, что «жизнь моя — кинематограф, черно-белое кино».

— Я горжусь тем, — заявил напоследок Дмитрий Певцов, — что эти же шансонетки Вертинского исполняла Людмила Марковна Гурченко.

К великой актрисе, впрочем, регулярно возвращались мысли у всех участников фестиваля. Людмилу Гурченко выбрали символом этого года, Года кино. Она была здесь шесть лет назад — представила свой последний полнометражный фильм «Пестрые сумерки», где выступила и в главной роли, и как режиссер, и даже как композитор.

Сегодня Гурченко смотрит на погруженный в кинострасти Выборг со всех афиш фестиваля: стройная, в невероятном своем платье похожая на вулкан. Она и была стихией, силой природы…


Фото Натальи ЧАЙКИ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти с помощью: 
Please enter your comment!
Please enter your name here