1. Трасса покалечила велогонщиков 

Сообщения из олимпийского Рио все больше напоминают сводки с театра военных действий. Есть уже тяжело раненые и даже убитые! Последние, к счастью, — не из числа спортсменов. 

Уже первые два дня ознаменовались тяжелейшими травмами среди олимпийцев. Больше всего пострадавших среди велосипедистов-шоссейников, ибо организаторы Игр проложили такую трассу для групповой гонки в районе знаменитого пляжа Копакабана, что специалисты однозначно считают ее самой сложной за всю историю летних Олимпиад. Есть на ней крутые подъемы по окрестным холмам и головокружительные спуски, проходящие по мостовым, выложенным булыжниками.

Именно на булыжной мостовой за 12 километров до финиша групповой мужской велогонки в первый соревновательный день, в отчаянной погоне за лидером, упали итальянец Винченцо Нибали и колумбиец Серхио Энао Монтойя. У Нибали двойной перелом ключицы и сотрясение мозга, у Энао перелом гребня подвздошной кости – одной из составляющей таза, а также сильный ушиб груди. Чудом не въехавший в них британский гонщик Герайнт Томас все-таки тоже упал тремя километра позже. К счастью, обошлось без переломов.

Кстати, из 144 стартовавших в мужской групповой гонке до финиша добрались лишь 65. Причем результаты двоих не засчитаны, поскольку они превысили временной лимит — 6 часов 30 минут на 237,5 км убийственной трассы.

Которая на следующий день продолжила собирать свои жертвы в женской групповой гонке. Пусть длина ее и сократилась на 100 километров, до 136,9 км, однако трудности на ней остались в полном объеме. И инциденты не заставили себя ждать.

Самым страшным из них стало падение голландки Аннемик ван Флеутен. Она возглавила гонку за 12 км до финиша и неслась в гордом одиночестве к золотой медали. Однако на одном из поворотов на крутом спуске потеряла равновесие и врезалась в бордюр из невысоких бетонных блоков, которые не защищали гонщиков, а скорее создавали дополнительную опасность. Перелетев через руль, голландка хорошо «приложилась» к ним головой, а затем проехалась по ним спиной. В результате перелом трех позвонков и сильное сотрясение мозга…

Счет унесенных с олимпийских арен Рио с переломами костей пополнил французский гимнаст Самир Аит Саид. В квалификации в опорном прыжке он неудачно приземлился, нога вывернулась — и обе берцовые кости сломались, да еще с таким хрустом, что его услышали даже зрители на трибунах. А когда француза пытались загрузить в машину «скорой помощи», бразильские санитары его еще и уронили с носилок. К счастью, переломов этим страдальцу не добавив…

Алексей Попов, пресс-атташе сборной России по современному пятиборью, с двумя друзьями решил искупаться в бурном океане. Они преодолели полосу прибоя, однако вернуться на берег уже не смогли — мешало сильное встречное течение. И если бы не помощь местных спасателей, россияне вполне могли бы и не выбраться.

В списке погибших пока числятся лишь двое. Это, по сообщению агентства Рейтер, 22-летний грабитель, застреленный возле стадиона Маракана полицейскими при попытке вооруженного сопротивления. И 51-летняя женщина-архитектор, которая пошла на разбитый в районе бывших портовых доков Олимпийский бульвар, где выставлена чаша с Олимпийским огнем. Прямо у входа на бульвар ее встретили трое грабителей. Женщина попыталась убежать — и получила пулю в голову…

2. Медалистка из США критикует законы об оружии

«Забойщицей» в пополнении медальной копилки олимпийской сборной США стала Джинни Трешер, ставшая чемпионкой в стрельбе из пневматической винтовки на 10 метров, тем самым завоевав первое золото и вообще первую медаль в Рио для своей команды. «С такой фамилией как раз и становиться «забойщиком»!» — немедленно отреагировало американское издание «USA Today». Потому что «трешер» с английского можно так и перевести.

Однако новоиспеченная победительница выступила «забойщицей» и в другом — в критике новых законов об обороте огнестрельного оружия, которые принимаются в различных штатах США после недавних случаев ужасающих публичных расстрелов. Сказав, что она не успела еще осознать себя олимпийской чемпионкой (до сих пор в послужном списке у 19-летней Джинни лишь победа в чемпионате США среди студентов), она немедленно обратилась к животрепещущей для себя теме. «Я понимаю законодателей, проблема назрела, но подход должен быть дифференцированным. В таком виде законы просто отвращают людей от нашего спорта, – на одном дыхании выпалила Джинни. – Скажем, в моем штате Западная Вирджиния, чтобы купить новую винтовку, мне пришлось заполнять кучу бумажек и снова проходить многочисленные медицинские тесты. Многие просто не захотят с этим связываться».

3. Когда олимпийского духа маловато

К сожалению, Олимпиада в Рио сопровождается сообщениями о том, что далеко не все ее участники, да и зрители тоже, полны олимпийского духа. Скажем, перед стартом финала эстафеты 4 по 100 метров вольным стилем российские пловцы Андрей Гречин, Данила Изотов, Владимир Морозова и Александр Сухоруков были освистаны зрителями. Не в последнюю очередь потому, что Морозов был первоначально отстранен от Игр как упоминавшийся в «списке Макларена», но затем возвращен в ряды олимпийцев Спортивным арбитражем и комиссией МОК. Возможно, полученный нашими пловцами стресс сказался на результате: российскому квартету в составе не хватило до бронзовой медали всего 0,6 секунды!

В этот же день попыткой психологического давления на нашу пловчиху Юлию Ефимову отметилась ее основная конкурентка в борьбе за золото американка Лили Кинг. Юля, став в квалификации второй, подняла после финиша вверх указательный палец (жест, который у американцев означает «№1»). И удостоилась выволочки от Кинг, которая победила в квалификации. Та обратилась к ней в камеру американской телекомпании NBC: «Ты поднимаешь палец, словно ты первая, а тебя ловили как допинговую обманщицу. Мне это не по нраву»…

Ну а первым подобным свидетельством можно считать инцидент между делегациями Израиля и Ливана перед церемонией открытия. Организаторы предложили им ехать на Маракану в одном автобусе, видимо, в соответствии с алфавитом, согласно которому названия этих стран стоят рядом. Однако руководитель ливанской делегации Салим аль-Хадж Наукола в ультимативной форме потребовал высадить израильтян. Дабы не раздувать противостояния, для израильтян был срочно найден дополнительный автобус, в котором они согласились поехать.


Подготовил Борис ОСЬКИН

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти с помощью: 
Please enter your comment!
Please enter your name here