В Эрмитаже проводили белые ночи. Этот немного грустный романтический праздник проводится здесь много лет. Обычно приглашают журналистов, которых считают друзьями музея. Среди них и корреспонденты «Вечёрки». 

В этом году белые ночи провожали в Манеже Малого Эрмитажа – новом выставочном пространстве, которое музей сейчас осваивает.

Главным «героем» праздника стал кафтан начала XVIII века, который словно встречал гостей. Что в нем особенного? Казалось бы, вещей петровского времени в музеях хранится совсем не мало. Вспомнить только обширный гардероб Петра Первого в том же Эрмитаже.

Но история именно этого кафтана уникальна. Ведь он явился миру в буквальном смысле со дна морского, где пролежал почти три столетия: немецкий корабль «Архангел Рафаил» из Северной Германии затонул в Финском заливе в 1724 году. Лишь в 2014-м подводные археологи добрались до него и нашли там множество предметов. Среди них – этот кафтан, который, по легенде, принадлежал капитану корабля. Археологи обратились к Эрмитажу с просьбой отреставрировать эту уникальную вещь.

– Он был в страшном состоянии, – вспомнил на встрече директор Эрмитажа Михаил Пиотровский. – И наши реставраторы тканей вернули его к жизни.

Кафтан привезли к реставраторам в корыте с морской водой. Ведь вещи, которые достают из воды, начинают очень быстро разрушаться. О спасении кафтана рассказала Марина Денисова, заведующая лабораторией научной реставрации тканей:

– Когда археологи привезли его к нам, мы решили, что он кожаный.

На самом деле он сшит из шерстяного сукна, но во время кораблекрушения оно пропиталось дегтем, разлившимся из бочек, которые были на судне. Мы долго промывали его водой, а затем использовали химические реактивы, которые вытягивают деготь. И прямо у нас на глазах кафтан стал менять цвет. Оказалось, что шерсть не темно-коричневая, а горчичная. Реставраторы работали четыре месяца.

– Мы так привыкли к нему, что утром, приходя на работу, говорили: «Доброе утро, капитан!» а уходя, прощались, – говорит Марина Денисова. Вероятно, капитан был человеком не тщеславным и бережливым. Кафтан свой он носил до плавания лет десять: об этом свидетельствуют клапаны карманов, которые отстают от моды 1724 года. Под рукавом – заплатка, на боку – прореха, зашитая льняными нитками.

Вещь добротная, качественная. Сохранились даже все 94 пуговицы, обтянутые шерстью в тон кафтану.

И даже сейчас он немного пахнет морем.


Юрий ОБРАЗЦОВ

Фото Натальи ЧАЙКИ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти с помощью: 
Please enter your comment!
Please enter your name here