Известный мультипликатор объявил сбор средств на новый фильм. 

Гарри Бардин, своей визитной карточкой считающий забавную музыкальную сказку «Летучий корабль», привез в Петербург отнюдь не забавный десятиминутный мультфильм «Слушаем Бетховена», премьера которого недавно состоялась на «Лендоке». Народ терпеливо ждал, когда легендарный мультипликатор, работая как конвейер, тут же, в кафе, ответит на вопросы журналистов, потом перекурит… А курит Гарри Яковлевич трубку и черный-пречерный табак. 

– Курю трубку давно, с тех пор, как мне ее подарили, а до этого курил сигареты, – признался Гарри Яковлевич «Вечёрке».

– А как же здоровый образ жизни?

– Это для других. Вы знаете, француз, увидев, как я солю пищу, ахнул: «Как! Столько соли…» И я ответил: «Хочу жить не долго, но вкусно». Я так живу (улыбается). Вот приехал в Петербург, который обожаю. Мой любимый внук был здесь в июне (бабушка повезла знакомить с Питером), я его после спросил: «Ну как тебе Петербург?» И он ответил: «Я одно могу сказать: Петр – он действительно великий».

– Гарри Яковлевич, вашу картину «Слушая Бетховена» сложно назвать мультфильмом, это, скорее, философская притча…

– Да, я свои работы так и называю. Я выбрал такое направление – социальная мультипликация – и тяну его. Я рассказываю истории, которые меня сегодня заботят. Это болевые точки нашего бытия.

Я нахожу какую-то метафору и потом предлагаю зрителю сыграть со мной в эту игру. А дальше – или я зрителя цепляю, или нет.

– Думаю, цепляете, ведь вы сделали эту притчу на народные деньги…

– Да, мы ни копейки не взяли у Министерства культуры – народ помог собрать более шести миллионов рублей. И сейчас я снова начинаю сбор средств через краудфаундинг на новый фильм – «Болеро-2017».

– Намекаете на Октябрьскую революцию, которой в следующем году будет сто лет?

– Я этого не говорил (улыбается). А музыка, естественно, Равеля. Когда я говорю сыну про краудфаундинг, что я должен в своем возрасте ходить с протянутой рукой, то слышу в ответ: «Что тебе нужно – «шашечки» или ехать? Если я бы ходил с протянутой рукой, то у меня ничего не получилось бы, а у тебя получилось – радуйся».

– Гарри Яковлевич, один из самых всеми любимых мультфильмов – «Летучий корабль» – сделан по мотивам русских народных сказок. В этой же стилистике создавал свой цикл «Три богатыря» и петербургский аниматор Константин Бронзит, который, собственно, продолжил вашу линию…

– Я не поклонник его «Трех богатырей». Считаю, это не совсем его: Костя намного глубже и намного умнее, чем эти фильмы. «Мы не можем жить без космоса», «Уборная история – история любви», «На краю земли» – намного глубже «Богатырей». То, что он делает как авторский кинематограф, намного талантливей.

Бардин

– А к популярному мультипликационному сериалу «Маша и Медведь», от которого в восторге дети во всем мире, вы также строго относитесь?

– «Маша и Медведь» – успешный коммерческий проект. Сделано профессионально, слава богу, что бы ни говорили какие-то высоколобые! Умеем, значит.

– Так это же продолжение традиции советской мультипликации…

– Традиция, к сожалению, разорвана…

– Но недавно «Союзмультфильм» отметил 80-летие, о его обновлении говорилось на самом верху. Как вы думаете, удастся ли студии вернуть утраченные позиции?

– После того как я ушел в 1990 году с «Союзмультфильма», который был крупнейшей киностудией Европы, я 25 лет руковожу студией «Стайер». На «Союзмультфильме» работали 600 человек, а теперь осталось 15, и они еще празднуют 80-летие… Это, можно сказать, пир во время чумы. Надо признаться самим себе: это загубленная киностудия и для того, чтобы ее поднять, необходимо вкладывать огромные деньги.

– Гарри Яковлевич, в своей книге «И вот наступило потом» вы рассказываете, что сюжет фильма «Конфликт» – о войне двух армий спичек, довоевавшихся до полного уничтожения, вам пришел во сне… Какие еще свои мультфильмы вы увидели во сне?

– Понимаете, если я о чем-то думаю, что-то меня заботит, то работа, оказывается, не прекращается и ночью… Например, сюжет «Адажио» я придумал не во сне, но в пять утра проснулся от ощущения, что у меня нет финала. И я придумал: серая толпа Белого сгубила, но появился Черный. И я ставлю вопрос перед зрителем: а что дальше будет с Черным? Открытый финал. И когда я это придумал, то спокойно заснул.

09

– Вы в последнее время все больше концентрируетесь на философских притчах, но я очень люблю вашу музыкальную пародию «Пиф-паф, ой-ой-ой!» — почему вы так редко работаете в этом жанре?

– Мне, кстати, это предлагает мой внук (улыбается). Он мне сказал: «Дедуля, ты же можешь делать веселые фильмы!» Я ему и говорю: «Время невеселое», а он мне отвечает: «Не знаю, у меня – веселое». Но ему девять лет. А я, когда утром включаю радио, все время жду какого-то негатива. И надежды оправдываются: ты его получаешь.

– Но может быть, не все так беспросветно?

– Да, конечно, и последним своим фильмом «Слушая Бетховена» я зрителям даю надежду.

– Гарри Яковлевич, а ваши внуки какие мультфильмы любят?

– У меня один внук Яша и две внучки – десятилетняя Катя и красавица Любочка – ей три года, и все они очень любят «Летучий корабль». Трехгодовалая вообще поет песню царевны Забавы: «А я не хочу, не хочу по расчету, а я по любви, по любви хочу…»

multfilm_letuchiy-korabl_1979-god_02

– Там еще есть замечательная песня Водяного: «Эх, жизнь моя – жестянка. Да ну ее в болото! Живу я как поганка, а мне летать охота…» Часто ли вы себе говорите эти слова?

– Я заметил, что во многих моих фильмах герои взлетают. Наверное, подспудно что-то сидит во мне – мне так же хочется полетать. В следующем фильме герои тоже будут взлетать. Тема – как рождается быдло. Для меня сегодня это вопрос вопросов. Как появляются эти 86 процентов недумающей массы? Почему ей выгодно не думать, а повторять вослед другим? Страшно быть белыми воронами? 

– Гарри Яковлевич, остается совсем немного подождать, и 11 сентября вам исполнится 75 лет. Вы как-то, может быть, творчески отметите юбилей?

– Да никак! Чего я буду шумиху поднимать – радости особой нет. Хотя меня радует сын Павел – наконец, через четыре года, выходит его 16-серийный фильм «Салам Масква», и я рад этому обстоятельству. Потому что сын у меня очень хороший режиссер и бог на нем не отдыхает.

– Павел, случайно, не предлагал вам сделать совместный проект?

– Нет. А я ему предлагал – хотел, чтобы из моих слабеющих рук он взял и дальше повел студию «Стайер», но ему это неинтересно. И я понимаю почему: ему не хочется сравнений. Он сам говорит, всегда будет ощущение: да, хорошо, но вот у папы…


Фото Натальи ЧАЙКИ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти с помощью: 
Please enter your comment!
Please enter your name here