Что приобрел «Исаакиевский собор» после передачи Церкви обоих храмов? 

Директор музея-памятника «Исаакиевский собор» (а по сути, еще недавно «Музея четырех соборов») Николай Буров был верен позиции – защищать государственные интересы. Однако после известных событий скоро в его музейном хозяйстве станет на два собора меньше. 

Правда, как и было обещано, отданное Православной церкви если и не возвращается сторицей, то компенсируется. Взамен Смольного собора музею предоставлены помещения на Думской улице, а экспозиция, размещающаяся пока в Сампсониевском соборе, после переезда может превратиться в совершенно новый городской музей. «Вечёрка» расспросила Николая Бурова о переменах.

– Николай Витальевич, многих петербуржцев интересует: что же музей получил взамен Смольного собора, отданного Петербургской епархии?

– В соответствии с законом площадь, выделяемая ныне Исаакию на Думской улице, практически равна площади собора, который использовался как концертно-выставочное пространство в течение 11 лет. Под эти же цели мы хотели бы приспособить и полученные помещения. У нас музей редкий, пожалуй, единственный, в штате которого находится вовсе не музейное подразделение – Камерный хор Смольного собора, сейчас названный Концертным хором Санкт-Петербурга под управлением Владимира Беглецова.

То, что сейчас нам передано взамен собора, включает в себя сложный набор помещений. Полностью отреставрирован прежним владельцем – Сбербанком (за что ему особая, бесконечная благодарность) – лишь Александровский зал, вмещающий не менее пятисот слушателей. Но это лишь одна шестая часть всех площадей. Прочие, являющиеся подступами к нему, – бесхозные, полуразваленные помещения. И на серьезное преображение этого пространства, увы, уйдет не один год.

Исаакиевский

– С чего будете начинать?

– С обследования – надо понять, в каком состоянии несущие конструкции. После придется делать оконное заполнение, дверные проемы, реставрировать замечательную, фантастической красоты лестницу, которая, надеюсь, будет от парадного входа на углу Невского, от подножия знаменитой башни Думы, вести зрителей на уровень третьего этажа. Пока там есть маршевое покрытие, но нет перил…

– Как будут преодолевать эту лестницу люди с ограниченными возможностями?

– О них мы тоже подумаем, предусмотрим отдельный вход с Думской улицы, предполагающий установку лифтовой шахты и лифта, вмещающего не только коляску, но и сопровождающих. Разумеется, наше концертно-выставочное пространство должно быть общедоступно.

А еще входная зона предусматривает устройство туалетов и гардеробов. Нужны репетиционные и административные помещения, помещения для нашего парка музыкальных инструментов, в который входят, например, три концертных рояля и крупнейший в Восточной Европе цифровой голландский орган, временно размещенный в костеле Святой Екатерины. Словом, на Думской нужен очень хороший ремонт, которого хватило бы на 30 – 40 лет. Поэтому следующим за обследованием этапом будет составление проекта, на который мы объявим конкурс. Но если бы эти помещения были нашей единственной заботой… Ведь в этом году мы передаем епархии и Сампсониевский собор.

– А куда же денется его экспозиция, посвященная Полтавскому сражению?

– Мы также получили помещение взамен – на Большой Морской, 40. Новое помещение – это отдельное здание площадью 3400 квадратных метров, хорошее трехэтажное пространство. И нам надо за короткое время (надеюсь, уложимся в два с половиной года) создать новый музей и наладить партнерские отношения с другими музеями. Думаю, на первое время будет уместно что-то попросить в Центральном военно-морском музее, в Артиллерийском музее, в фонде, который организовал когда-то Даниил Александрович Гранин. И хочется, чтобы музей имел более широкий, нежели «Полтавская битва», формат – Петербург и Петр Первый, то есть первая четверть XVIII столетия. Не обязательно даже «запираться» идеей Петербурга: у нас по стране есть десятки петровских городов… Тематика безгранична: «Петр и Европа», «Петр и Северная война», «Петр и приневские земли»…

Ограничение может быть одно – 8 февраля 1725 года, дата последнего вздоха Петра Первого.

– Получается, нет худа без добра: музей концентрируется в центре, в непосредственной близи от Исаакиевского собора…

– Да, две ножки у нас отняли, две и вернули, причем географическое положение их даже лучше, чем утраченных нами соборов.

– За последние годы у Думской создалась нехорошая слава: громкую огласку получили несколько криминальных происшествий в клубах. Повлияет ли появление нового учреждения культуры на репутацию самой улицы?

– Мы намерены весьма агрессивно вести свою консервативную классическую политику. И хотелось, чтобы наша «прививка» была полезна этой – противовесной площади Искусств – стороне Невского проспекта. Ведь на Думской улице есть достойные учреждения и заведения: мощный Гостиный Двор сопровождает ее от Невского до улицы Ломоносова, ряд приличных кафе и ресторанов, деловой центр, Сбербанк, Галерея стекла тоже желают ей совсем другой славы. Теперь там будем и мы, и предполагается, что наше концертно-выставочное пространство будет круглосуточным в летнее время, а в зимние месяцы будет достаточно поздно закрываться.

Хотелось, чтобы оно было классицистическим, но и привлекательным для молодежи. Я уверен, что в наших силах обеспечить свободный Wi-Fi, доступную по ценам кофейню внутри заведения.

Хорошо, чтобы концерты шли друг за другом – по два за вечер, но со сменой исполнителей. И тогда молодые люди будут приглашать на Думскую барышень не для того, чтобы поупражняться на танцполе…

– Вы хотите сделать классику модной?

– Мне кажется, что ее ритмы больше совпадают с ритмом белых ночей, чем ритмы танцпола, которые скорее перпендикулярны летнему волшебству нашего города. Классическая же музыка и в современной обработке звучит замечательно. Пусть у жителей и гостей Петербурга появится возможность не только погулять в белые ночи и полюбоваться разводными мостами, но и посетить органный концерт, выпить чашку кофе, посмотреть выставку. Причем экспозиции должны меняться довольно быстро: две-три недели – и другая выставка. В это пространство надо призвать молодых художников, предложения которых могут быть даже спорными…

– Кто же будет финансировать столь масштабные проекты?

– Думаю, из своего кармана мы должны финансировать расходы по проектам обоих новых пространств – на Большой Морской и на Думской. На себя мы возьмем и новый музей, а вот с концертно-выставочным пространством по окончании проектирования хотелось бы, чтобы город помог нам. Этим мог бы заняться комитет по строительству, а мы были бы лишь принимающей стороной, заказчиком. Если город проявит волю и подключит свои ресурсы, то мы максимально быстро постараемся ввести пространство в строй.


Беседовала Екатерина ОМЕЦИНСКАЯ

Фото Натальи ЧАЙКИ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти с помощью: 
Please enter your comment!
Please enter your name here