В Ораниенбауме открылась новая экспозиция Большого Меншиковского дворца. Над ней работали 200 человек. 

Вот цитата: «Третьего сентября его светлость встал в шестом часу, вышел из предспальни и изволил одеваться… Во втором часу решил с господами идти в церковь. И когда началось освящение церкви святого Пантелеимона, была пушечная стрельба. Во время начатия литургии паки была пушечная стрельба». 

Это все о Меншикове – о том самом, Алексашке, Александре Даниловиче, которого попрекали «безродным пирожником» – и почтительно титуловали генералиссимусом, губернатором Ингерманландии, президентом Военной коллегии и герцогом Ижорским.

С освящением дворцовой церкви завершалась отделка Большого дворца в Ораниенбауме – великолепного барочного комплекса, подобающего генерал-губернатору.

Пушечная стрельба в Ораниенбауме в те сентябрьские дни 1727 года должна была знаменовать силу и власть Меншикова. Она стала громом его падения.

– Молодой император Петр II, за которого Меншиков надеялся выдать дочь, на торжества не приехал. А восьмого сентября, всего пять дней спустя, Меншиков был арестован и во дворец более никогда не вернулся, – рассказала журналистам генеральный директор ГМЗ «Петергоф» Елена Кальницкая.

Дело в том, что это дом для приемов, окно в Европу, визитная карточка страны! Петр разрешил ему строить так, чтоб дворец затмил все сделанное раньше в русской архитектуре.

– Все имущество его было конфисковано. Тогда же была составлена опись. Несчастье Меншикова – это огромное везение для искусствоведов. Ведь теперь мы знаем, как обставлялся богатый дом первой четверти XVIII века. И этот дворец гораздо шикарнее петровских домиков, они ни в какое сравнение с ним не идут. В 2004 году мы развернули комплексную реставрацию. Сложно было, потому что это единственный дворец петровского времени, у которого сохранилось полное описание убранства интерьера 1727 года. Но отсутствие иконографии и мемориальных вещей не позволило воссоздать облик петровского времени. И тогда мы вернули дворцу вид середины XIX столетия, когда им владела великая княгиня Елена Павловна.

Сегодня, почти 290 лет спустя, у публики появляется шанс отчасти увидеть, отчасти представить всю славу Меншикова и его дома. В Ораниенбауме состоялось торжественное открытие новой экспозиции, служащей как бы введением к посещению Большого Меншиковского дворца. Ее устроили во вновь отреставрированном западном флигеле. Название нового исторического музейного проекта – «Ораниенбаум сквозь века».

– В этом году мы захотели при помощи света, звука и воображения показать вам и освоение этого края, и ход Северной войны. Мы объединили театральность и науку, – добавила Елена Кальницкая. – Работали над этим двести человек. Хронику про «паки пушечную стрельбу» зачитал господин в камзоле, сам подозрительно похожий на светлейшего князя. Во флигеле пахнет свежим ремонтом. На стенах – изображения померанцевых деревьев и копии гравюр, принадлежащих Фонду Бенуа.

Ораниенбаум (4)

Первое, что попадается после гардероба, – ужасно уютная и безопасная детская комната с подушками и игрушками, куда посетителям можно будет «сдавать» детей на время тридцатипятиминутной экскурсии.

Тут переплетаются старина и будущность, завитки барокко – и высокие технологии. В каждом зале экспозиции под потолком во все стороны направлены жерла проекторов. Они загораются – и все стены зала превращаются в экраны. Не забыли и о звуке. Весь закадровый текст озвучивает не кто-нибудь, а знаменитый журналист Владимир Познер.

Например, зал, целиком посвященный Северной войне. В стеклянной витрине можно рассмотреть, как игрушечные солдатики штурмуют крепость Орешек. Пушечки стреляют, дым застилает поле сражения… Мини-панораму битвы сделали для музея специалисты уже известной в Петербурге «Невской акватории».

Ораниенбаум (2)

Сквозь гром пушек и воинственные клики бойцов Познер продолжает свой рассказ: «Взятие крепости стало для Петра сложнейшей, но необходимой задачей. Штурм Нотебурга положил начало блистательной военной карьере Александра Меншикова…»

Рабочий кабинет губернатора: кресло, стол, на нем – астролябия и шпага. Не исторические, конечно, – от времен Меншикова здесь ничего не сохранилось. Но выглядят вполне убедительно. И снова триумф технологий: поверхность стола вдруг оживает и то становится различными историческими документами, то засыпается грудой денег (Меншиков, как известно, был не прочь получить на лапу).

В следующей комнате на огромном макете вдруг начинают появляться очертания зданий, и становится ясно, как разрастался или ветшал дворцовый комплекс в разные эпохи. Вплоть до нашей. Он пережил и опалу владельца, и небрежение, и революцию, и даже войну – в Великую Отечественную Ораниенбаум не был взят немцами и оказался наименее пострадавшим ленинградским дворцовым пригородом.

Сотрудники музея, сопровождающие экскурсию, с затаенной гордостью поглядывают на посетителей. Интерактив тут кончается, дальше следует путешествие по интерьерам самого дворца.

– Впереди у нас – реконструкция церкви, – напомнила Елена Кальницкая. – Идет сложное восстановление иконостаса. А во втором крыле, думаю, будет экспозиция – петербургские дворцы рядом с европейскими. Если понять, что видел Петр во время поездки в Европе, – станет понятно, что именно он сделал для России. И что такое вообще российская культура.


Фото Натальи ЧАЙКИ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти с помощью: 
Please enter your comment!
Please enter your name here