Чтобы понять судьбу писателя, надо было сначала попасть на территорию «анти-Экзюпери». 

В Театре «Особняк» в конце сезона прошла премьера спектакля «Корабль Экзюпери». Это художественное высказывание не пересказ биографии писателя, но рассуждение о том, как нелегко пройти свой путь, не делая ошибок. По духу новый спектакль соответствует Театру «Особняк», который сегодня считается одним из самых загадочных и авангардных театров Петербурга. 

Какие препятствия пришлось преодолеть создателям спектакля, рассказали артисты Дмитрий ПОДНОЗОВ, Алиса ОЛЕЙНИК и режиссер Яна ТУМИНА. «Корабль Экзюпери» – второй спектакль этой команды, первым был «Барьер» по прозе Павла Вежинова, получивший «Золотой софит». 

– Когда вы работали над спектаклем, то перечитывали Экзюпери? 

Дмитрий Поднозов: – Был уговор – не перечитывать произведения Экзюпери. Потому что спектакль не только о писателе, но о каждом человеке, который когда-нибудь закончит свою жизнь. И то, что после него останется, зависит от того, что он сделал на этой земле. Мы фантазировали на эту тему, и Сент-Экзюпери в данном случае взяли как пример.

Я люблю повторять: «Слова – это узкое горлышко в песочных часах». Когда мы пытаемся передать словами полноту жизни, получается чаще всего банально; иногда только отказавшись от слов, мы можем передать подлинность ощущения. Возможно, я слишком много «наболтал» за предыдущие свои роли и уже второй спектакль прошу у Яны, чтобы у меня было меньше слов, желательно, чтобы слов не было вообще.

– Алиса, кажется, вы попробовали все возможные жанры. А вам самой что ближе?

Алиса Олейник: – Мне хочется, чтобы всякий раз дух захватывало, чтобы ощущалось развитие – профессиональное и внутреннее. Каждый раз, когда ты приступаешь к спектаклю, возникают новые трудности. Радость состоит в том, что ты их преодолеваешь и делаешь шаг вперед. Ты чувствуешь, что не стоишь на месте.

– Не хотелось поработать в обычном репертуарном театре?

Дмитрий Поднозов: – Творчество не терпит каких-то приказов, скучных обязательств… Это неправильно, приказывать артистам, что играть. Да, мы получаем гранты, субсидии, но стараемся сохранять независимость от госструктур. У Театра «Особняк» не существует какой-то однозначной репертуарной политики, это актерский театр, и режиссеры у нас меняются. Ставят спектакли Юлия Панина, Алексей Янковский, Яна Тумина, Алексей Слюсарчук, Театр «Lusores». Я не понимаю, как можно при таком безденежье вытворять что-то невероятное. Но у наших режиссеров это получается!

Всех объединяет это небюджетное экспериментальное пространство. Мы духовно еще движемся, не остановились на полустанке, поезд не уехал…

Яна Тумина: – Театр «Особняк» изменил мое представление об искусстве. Я почувствовала здесь нечто весьма важное для себя, подлинную атмосферу и неизменные ностальгические ценности. Спектакль «Король умирает» по Ионеско, что называется, вынос мозга, я была счастлива, что не разочаровалась.

– Яна, до того как поставить в «Особняке» спектакль «Корабль Экзюпери» вы поставили «Маленького принца» в Детском драматическом театре «У Нарвских ворот». Можно ли сказать, что на этот раз вы решили поговорить об Экзюпери со взрослыми?

Яна Тумина: – Мы решили, что мы попытаемся создать образ Экзюпери, писателя-летчика,  который живет уже не среди нас, но как бы в другой реальности. Его Корабль – это не лодочка с парусами, но космический корабль, который находится за пределами наших знаний и представлений.

Возрастных ограничений у спектакля нет. Спектакль наполнен трюками, и дети, например, могут его воспринимать как череду дивертисментов, не вникая в смысл. Но конечно, мы рассчитываем на зрителя, который готов понять контекст произведения, сложные метафоры.

Работая над «Маленьким принцем» в детском драматическом спектакле «У Нарвских ворот», я перечитала много литературы: например, нашла книгу Консуэло де Сент-Экзюпери «Воспоминания розы». Подумалось, что это хороший материал, провоцирующий на всевозможные художественные ассоциации и размышления.

Замысел нового «взрослого» спектакля возник, когда я наблюдала за реакцией юных зрителей сказки. Они сидели и с благоговением шептали текст, опережая артистов, и создалось впечатление, что ты находишься в храме, посвященном произведению. Вокруг «Маленького принца» создана мощная субкультура, которую захотелось выявить и сделать предметом изучения.

– А как вы искали подходящую форму выражения для своих идей?

Дмитрий Поднозов: – Мы собрали весь хлам, который был в театре, и Яна из этого собрала спектакль.

Яна Тумина: – Что такое биография человека, которого уже нет в живых? Будто его музей. Поэтому мы начали с предметов: вот перед нами его шляпа, пишущая машинка, странная женская сумка с набором железных шариков – эта сумка была первым астероидом, предметом номер один. Разрозненные, не связанные между собой предметы.

Если человека нет, то где возникает его биография, может, в воздухе между вещами?

– О каких сложных метафорах спектакля вы говорили?

Яна Тумина: – Мне бы хотелось, чтобы зритель пережил на спектакле трансцендентальное чувство. Для того чтобы понять судьбу творческой личности, тем более такой знаменитой, надо было сначала попасть на территорию «анти-Экзюпери». То есть создать ситуацию, в которой, используя максимальное количество стереотипов, затем приходишь к их отрицанию, перестаешь клонировать общепринятые представления. Достаточно деструктивный опыт, но эта деструкция нужна для того, чтобы выловить нечто живое, допустить, что все то, что ты знал ранее, не является опорным знанием. Нет, за этим знанием есть какой-то объем, фантастический, манящий, который дает тебе возможность начать сочинять и реконструировать события и отношения.

Одна из главных тем спектакля – сострадание, которое бесконечно и необходимо. Художнику тяжело и там, и здесь. Надо перестать себя ассоциировать с тем, что ты создаешь, высвободиться от этой зависимости. Давайте будем смотреть в бездну, в глубину.

«Корабль Экзюпери» еще и злой спектакль. Там есть работа с образом на грани его разрушения. Можно сказать – злой лирический спектакль.

– Эта полярность, двойной смысл, для вас главное в современном театре?

Яна Тумина: – «Корабль Экзюпери» – спектакль, в котором слова отсутствуют и все подчинено визуальным законам. Во время репетиций я больше разговаривала с художником по свету, чем с актерами. Дмитрию и Алисе я полностью доверяю, могу только что-то подсказать.

В театре самое важное – искренность и эксперимент. Без этих составляющих заниматься им не вижу смысла.


Подготовила Полина ВИНОГРАДОВА

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти с помощью: 
Please enter your comment!
Please enter your name here