Наш корреспондент побывал на записи саундтрека к новому фильму. 

– Только учтите: никаких звуков, никаких перемещений, – предупреждают строго, и я обещаю не перемещаться – не дай бог мой петербургский июньский кашель, сморкание или шуршание попадут в саундтрек фильма. 

Утром в Концертном зале Мариинского театра пишется саундтрек к фильму Александра Касаткина «БлокАда». Прежнее название было более лиричным: «Ленинградский вальс». Теперь зато понятней, о чем в фильме речь: об аде блокады. Главные герои – молодой врач Марицкая (Елена Лотова) и офицер госбезопасности Андреев (Кирилл Плетнев), которые в осажденном Ленинграде пытаются остановить распространение смертельного вируса из разбомбленной лаборатории.

Ленинградский вальс, впрочем, все равно остается одним из главных героев фильма. Музыку написал лауреат международных конкурсов композитор Антон Лубченко. Его учителем был известный кинокомпозитор Александр Мнацаканян. А он в свою очередь учился у самого Дмитрия Шостаковича. К блокадной Симфонии № 7 прокладывается прямая связь…

Антон Лубченко сам дирижирует исполнением своего сочинения. Под его руководством – знаменитый оркестр Валерия Гергиева.

– Все началось с моей дружбы с Антоном Лубченко, которая продолжается уже три года. Каждый режиссер мечтает поработать с большим симфоническим оркестром. Это настоящая роскошь. И наконец-то благодаря нашему фильму это удалось, – рассказал режиссер фильма Александр Касаткин.

Надо заметить, что запись живого оркестра – это новый этап и для всей студии «Ленфильм». Киностудия когда-то славилась сотрудничеством с великими музыкантами – Дмитрием Шостаковичем, Андреем Петровым, Исааком Шварцем, Юрием Темиркановым, Натаном Рабиновичем.

Но с конца 80-х годов, в эпоху упадка студии, ничего подобного не делалось. Валерий Гергиев дал согласие на этот эксперимент, найдя время в плотном графике театра в разгар фестиваля «Звезды белых ночей», так что событие вдвойне редкостное.

Быть может, поэтому автор и дирижер Антон Лубченко сам напряжен, как струна.

– Пожалуйста… ударные, тут поэнергичней… с семьдесят седьмой… – доносятся до меня со сцены отдельные слова. Музыканты, напротив, кажутся расслабленными. Одеты почти по-домашнему – в свитеры, джинсы…

И звучит сентиментальный вальсок – очевидно, тот самый, ленинградский. Вначале вроде бы наивную и нежную мелодию выводит труба, потом вступают струнные. Звенит английский рожок. Постепенно тон меняется. В лирическую мелодию входят диссонансы, нарастает буря, звенят тарелки, и заканчивается все каким-то не то вскриком, не то всхлипом…

Другая тема – с самого начала гнетущая, как авианалет. Такой «Полет валькирий» по-новому. А потом – что-то вроде «Марсельезы»… Сочинение более чем часовое. Хочется во время пауз поаплодировать, но нельзя ведь, обещал…

Во время перерыва композитор Антон Лубченко буквально на секунду выглянул из зала.

– Скажите, а какие-то мотивы Ленинградской симфонии вы тут использовали? – только и успел я спросить его.

– Нет конечно. Мне представляется это кощунственным – вставлять цитаты из великой музыки Шостаковича, переписывать ее по-своему.

Зато более разговорчив оказался Эдуард Пичугин, генеральный директор киностудии «Ленфильм» и продюсер картины.

– Вы думали о том, что значат звуки и музыка именно в контексте блокадной действительности?

– Вообще звуки были очень важны для Ленинграда: вспомните симфонию Шостаковича, стук метронома. А наша картина даже начинаться будет со сцены радиотрансляции стихов Ольги Берггольц. В блокаду она читала по радио свои произведения с сопровождением оркестра. Буддийский дацан на Приморском проспекте служил радиостанцией. В воздух поднимался аэростат; на нем была укреплена антенна. Стихи Берггольц слышал весь Ленинград, слышал и немецкий штаб в Гатчине.

– Вы озвучивали свои пожелания: какой должна быть музыка к «БлокАде»?

– Конечно. «БлокАда» – сложнопостановочная картина, отчасти исторический боевик, отчасти детектив, отчасти – мелодрама. Человеческие судьбы во время блокады, спасение города от вируса, борьба разведок, погони – все это вызывает сильнейшие эмоции.

А ведь музыка остается важнейшей частью фильма вот уже 90 лет, с самого возникновения звукового кино. Это особенно верно сейчас, когда залы кинотеатров построены с применением новых звуковых технологий.

Антон Лубченко сочинил удивительно красивую композицию. Если добавить к этому еще эффект Dolby Atmos, – а мы постараемся обработать запись в специальной звукостудии, – то композиция в целом да и каждый музыкальный инструмент будут звучать по-настоящему объемно.

– Вы используете Концертный зал Мариинского. А как на «Ленфильме» раньше обстояло дело с записью саундтреков?

– На студии когда-то существовало БТА – «Большое тонателье», в котором писалась вся киномузыка и даже больше половины пластинок компании «Мелодия» были записаны. Сейчас там находится «фолистудия» – запись синхронных шумов. Для сериалов и малобюджетных картин, которые пока делались на «Ленфильме», остается только одна возможность: обычная электронная музыка. Но я мечтаю, что в следующем году мы переведем «фоли» в другое место и восстановим БТА на прежнем месте.

И это будет единственная в своем роде площадка у нас на Северо-Западе, позволяющая создавать формат Dolby Atmos.

– А когда «БлокАда» выйдет на экран?

– Фильм полностью снят и смонтирован. Остается звукозапись, цветокоррекция и конечное сведение. Работы еще много, но самое главное уже сделано. Я думаю, что картина выйдет в прокат в декабре или январе. Может быть, к Дню снятия блокады.


Автор: Федор ДУБШАН

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти с помощью: 
Please enter your comment!
Please enter your name here