Корреспондент «Вечёрки» с трудом пробрался сквозь толпу желающих увидеть отреставрированную картину. 

«Блестящий шедевр, блестящая реставрация! Большая победа!» – так директор Эрмитажа Михаил Пиотровский отозвался о выставке «Рогир ван дер Вейден. «Святой Лука, рисующий Мадонну». К завершению реставрации», которая открылась в Аполлоновом зале Зимнего дворца.

В советские годы был очень популярен детектив «Возвращение «Святого Луки». Фильм был основан на реальных событиях – похищении картины Франса Хальса с выставки в ГМИИ им. Пушкина. По иронии судьбы кража произошла вскоре после горделивого заявления министра культуры Екатерины Фурцевой о том, что в СССР картины из музеев не воруют.

Эрмитажного «Святого Луку, рисующего Мадонну» Рогира ван дер Вейдена, к счастью, не похищали. Но история картины, как рассказал на вернисаже Михаил Пиотровский, драматична.

Еще в начале XIX века картина, написанная около 1440 года, находилась в Испании, в монастыре, который был разорен в ходе наполеоновских вторжений. Во время разгрома монастыря картина, как предполагают, была распилена на две части, чтобы проще было продать.

Во второй половине XIX века волею судьбы обе части оказались в Эрмитаже. Правую половину – с евангелистом Лукой – приобрели при Николае Первом в 1850 году в составе коллекции короля Нидерландов Виллема II. Левую – с изображением Мадонны с Младенцем – купили в 1884 году у парижского антиквара Антуана Бера (она происходила из собрания королевы Испании Изабеллы II, жившей в изгнании во Франции). Когда Бер привез картину в Петербург и предложил ее Эрмитажу, собрался экспертный совет. Знатоки живописи высоко оценили картину, вспомнив, что в музее уже есть работа, вероятно написанная рукой того же мастера. А когда соединили две половинки, то ахнули – обе части совпали идеально, на глазах превратившись в единое произведение искусства. Так Эрмитаж обрел шедевр.

«Встреча» в Эрмитаже – огромная удача, ведь картины вполне могли оказаться в разных частях света. Прошло 130 лет, лак потемнел, краски потухли. В 2012 году было принято решение о новой реставрации. В XX веке стало известно, что существует еще несколько версий этой картины – в Бостоне, Мюнхене и Брюгге. Все варианты «Святого Луки» очень близки по композиции и рисунку, но несколько отличаются в цвете.

Первоначальным считается вариант, который хранится в Бостоне. Там есть переделки в рисунке, обнаруженные в результате исследований.

Я был в Брюгге, видел их вариант еще до того, как мы отреставрировали свой, – вспоминал на вернисаже Михаил Борисович. – И вынужден был признать, что он выглядит лучше. Зато сейчас можно сказать, что наш «Святой Лука» ни в чем не уступает той картине.

Реставраторы работали с «Лукой» больше двух лет.

Как говорит замечательный мастер Валерий Бровкин, до реставрации картина выглядела так, будто мы смотрим на нее «сквозь грязное стекло»:

Нужно было снять поздние наслоения и записи, которые ее огрубляли. И вот теперь она предстала такой, какой была много лет назад. Самым сложным было сделать незаметным этот стык, похожий на шрам, результат варварского распиливания.

После реставрации открылось множество интересных деталей и нюансов, которые раньше были незаметны. Например, святому Иоакиму (один из пары на втором плане, стоящей к нам спиной и любующейся водами канала) «вернули» левую руку, которая была скрыта под поздними записями. Сам святой Лука обрел чернильницу, которую тоже было не видно. Стала лучше видна милейшая морда быка, выглядывающего из дверей, за спиной святого Луки. Как известно, бык, телец – символ евангелиста.

Смотрите на картину внимательно, – обратился к собравшимся Михаил Борисович. – Смотрите не только на главных персонажей, но и на городской пейзаж и на всех этих крошечных человечков, там запечатленных.

Последуем совету директора Эрмитажа. «Мадонна канцлера Ролена» кисти ван Эйка считается предшествующей нашей картине. Святой Лука и Мадонна запечатлены на фоне мистического пейзажа, где нет никаких людей и бытовых подробностей, только величественная природа. Рогир ван дер Вейден, ученик Робера Кампена и Яна ван Эйка, поместил библейскую историю в декорации современной ему жизни.

Предположительно, мы видим жизнь Брюгге. Задумчиво созерцают канал мужчина и женщина, которых считают изображением святых Иоакима и Анны, родителей Девы Марии. Можно рассмотреть и другие, совсем крошечные фигурки. Женщину с ведрами, полными воды. Мчащихся всадников. Какого-то несознательного горожанина, справляющего нужду прямо на улице.

Соединение мистического и земного, возвышенного и обыденного вообще характерно для нидерландских художников.

Рогир ван дер Вейден блестяще передал чувства, которые испытывает Лука перед Мадонной и Младенцем: благоговение и сосредоточенность. Коленопреклоненный, он весь ушел в созерцание, а его серебряный карандаш движется, словно сам собой.

Картина была написана как алтарный образ для часовни живописцев. В «Святом Луке» многие исследователи видят автопортрет художника. Как известно, евангелист Лука владел ремеслом врача и живописца. По легенде он был первым, кто запечатлел Деву Марию с натуры, так как Богоматерь явилась ему. С давних пор святой Лука считается покровителем художников. Не каждому, конечно, является сама Мадонна. Но и сегодня, когда смотришь на картины талантливых мастеров, испытываешь чувство, будто их рукой движет кто-то свыше. Может быть, сам святой Лука со своим серебряным карандашом.


Автор: Игорь ФЕОКТИСТОВ

Фото: Наталья ЧАЙКА

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти с помощью: 
Please enter your comment!
Please enter your name here