ВАЖНО

Известный писатель, лауреат премии «Большая книга» представил в Петербурге свою новую работу «Семь жизней». 

Пишу на всем готовом

Захар, первый вопрос, конечно, о новой книге. О чем она?

О возможных вариациях собственной жизни. Наверное, многие задавались вопросом: а как бы сложилась моя судьба, пойди я по другой тропинке? Как в том самом рассказе Бредбери, где герой бабочку раздавил и все пошло иначе. Я как-то ехал со своей командой на Донбасс и пацанам, перед которыми мне не стыдно показаться кокетливым, сказал: «Если бы была такая возможность, я бы все оставил и занимался политикой». Поразмышляв на эту тему, я потом семь вариантов насчитал, которые, как мне кажется, были абсолютно открыты для меня и в которых я достиг бы того или иного уровня успеха. Но так как невозможно выпрыгнуть из своей шкуры, я их решил просто смоделировать. И рассыпать себя как единого персонажа на какое-то количество составляющих. Из этих составляющих получилось вот такое разнородное и разношерстное целое.

Что это за разные ипостаси?

Среди них есть политик. Алкоголик. Человек, который уехал из страны. Человек, который пользуется женской благосклонностью. Священник. Не буду все рассказывать, почитайте…

Вы пишете много и быстро. Совсем недавно вышло объемное исследование в серии ЖЗЛ «Непохожие поэты: Анатолий Мариенгоф, Борис Корнилов, Владимир Луговской». Теперь вот сборник прозы. Эта оперативность приходит со временем, с опытом?

Да, и с опытом тоже… «Семь жизней» я написал за две недели. Но перед этим я прожил ее за 40 лет! Я пишу на всем готовом. Все, что у меня накоплено, прожито, просуществовано — все это я с легкостью использую. Все эти пресловутые вещи с работой над текстом, ожиданием вдохновения, занесением пера над чистым листом бумаги — это не моя история. Чтобы писать, мне нужно просто две недели свободного времени, чтобы никто не звонил, никто не трогал. Сейчас я знаю еще одну новую книгу внутри себя — она уже там хранится.

Литература – это не учебник по психологии

Что является для вас первостепенным, как для писателя, — вынести какую-то проблему, поставить вечный вопрос, поделиться чем-то личным?

Сам я не формирую и не накапливаю какую-то степень мудрости, я живу в состоянии так называемого блаженного аутизма. И начинаю о чем-то размышлять только тогда, когда начинаю писать. А когда пишу, не стараюсь сказать то, что и без меня замечательно сформулировано в священных книгах, а просто описываю человека в сложной ситуации. Попытка сформулировать сложнейшие человеческие реакции точнейшим образом — вот единственное, что надо мной довлеет! С другой стороны, какую мысль хотел в своих произведениях донести Антон Павлович Чехов? Что не надо рубить вишневый сад? Что лучше быть толстым, чем тонким? Русская литература — она не про это. Публицистика, дневники и философские размышления Льва Николаевича Толстого замечательны, местами гениальны, местами спорны, но мы любим его не за дневники, а за «Анну Каренину». Какая там мысль есть? В чем моралите? Литература — это не про моралите. Это не учебник по психологии. Я в своих книгах просто делюсь своей радостью, своей болью, своей верой.

Фото автора
Фото автора

У вас большая семья, четверо детей. А как вы ответите на вопрос, что важнее: семья или самореализация?

По-моему, это ложное противопоставление. Потому что семья и есть лучший способ самореализации и саморазвития. Возможно, моя жена сейчас со мной поспорила бы — она долгое время пребывала в абсолютной уверенности, что, вот, она растит детей, а жизнь проходит мимо нее. Я ей говорил: «Если ты выйдешь в свет и начнешь общаться — у тебя отбоя от друзей и подруг, которые желают вкусить твоей мудрости, не будет!» И потом, года через три, так и случилось. Везде, куда бы она сегодня ни попадала, — кружки, занятия, театральные группы — люди тянутся к ней. Потому что ты через семью накапливаешь такое количество представлений о мире, такое количество знаний, философической подоплеки человеческого бытия, что тебе равных просто нет. Что касается меня, я чувствую просто колоссальную фору перед коллегами, которые заявили, что не будут заводить семью, потому что их семья — это их музыка, их дети — их книжки, их рассказы — их рост. Ну и никому не нужен ты со своим этим опытом. Что ты можешь рассказать, 50-летний бесплотный человек? Есть исключения из правил, но они редки. Семья — это самый стремительный способ развития, идеальный способ достижения работоспособности и дисциплины.

Люди тратят себя на внутренний спам

Вы ведете страницу в «Фейсбуке», выкладываете десятки постов ежесуточно, непрерывно реагируете на какие-то текущие события. Вы считаете эту деятельность нужной?

Да. Объясню, почему. Когда началась вся эта история с Майданом, я часто испытывал возмущение, страсть и желание высказаться по каким-то животрепещущим проблемам. Завел свою страницу в «Фейсбуке», начал писать. И в какой-то момент понял, что это действительно нужно! Со мной, к примеру, вышла на связь женщина, которая рассказала: у нее муж — хирург, делает операции на сердце, приходит без сил, ничего не делает, даже телевизор не смотрит, и часто говорит: «Почитай «Фейсбук» Захара, пожалуйста». С другой стороны, в «Фейсбуке» есть большое количество молодых людей, условно от 18 до 25 лет, которые ищут и не знают — а где правда? Первые 30 блогеров в «Фейсбуке», вся эта либеральная камарилья, имеют по 100 — 130 тысяч подписчиков, но на этом поле должна быть представлена и альтернативная точка зрения! Сейчас у меня 70 тысяч подписчиков, в патриотическом сегменте это самый популярный журнал, за мной идут Рогозин и Лимонов. То, что я пишу, перепечатывают тут же десятки изданий. Поэтому свои посты я пишу не для себя, а для вот этих молодых людей. Для тех, кто заходит, чтобы просто сверить ощущения. Для того хирурга. Поэтому эту деятельность я воспринимаю просто как долг.

Захар, вы руководите несколькими СМИ, пишете книги, ведете две программы на телевидении. Плюс постоянные встречи, лекции, разъезды, пресс-конференции. График плотный. Как отдыхаете?

Я не устаю, чтобы отдыхать. Ничего в моей жизни не происходит, чтобы уставать. Устают люди, которые тратят душу, дух, свою жизнь на ложные цели. На рефлексию, самокопание, на самоистязание, на зависть, на попытку понять: за что же меня так обидели? На всевозможный внутренний спам, на муть, которая гоняется в головах непрестанно! Если этим жить — тогда, действительно, устанешь.


Подготовил Сергей Прудников

ГЛАВНОЕ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти с помощью: 
Please enter your comment!
Please enter your name here