Нынешняя система реставрационных конкурсов показала свою полную несостоятельность

Причина произошедшего на прошлой неделе пожара в МВЗ «Манеж» пока не названа. Ведется расследование. Тем временем в городе активно обсуждают две версии: федеральный памятник, реставрацию которого выполняет компания «Строительная культура» (та самая, что недавно выкрасила колоннаду Казанского собора), мог загореться либо потому, что его кто-то поджег, либо в результате несоблюдения рабочими требований противопожарной безопасности. Известная градозащитница Дарья Васильева уверена, что, какой бы ни была причина, корень проблем — намного глубже. Градозащитница поделилась своим мнением с «Вечёркой». 

Реставрационные пожары — апофеоз наплевательского отношения к петербургским памятникам. Только вдумайтесь, какой страшный парадокс: реставрация, которая должна нести добро, служить спасению и сохранению архитектурных шедевров, приносит разрушение. Потери всегда невосполнимы. Самая страшная за последние годы — уникальный купол Троице-Измайловского собора работы Стасова. Говорили, что это, мол, не беда, можно восстановить. Только вот восстановленный купол — это уже не купол Стасова. С новодельными элементами памятник всегда теряет часть своей ценности. Вместо произведения великого зодчего мы получили современную гастарбайтерскую поделку. Но эта трагедия никого ничему не научила. Памятники по-прежнему гибнут, реставрационные пожары продолжаются. Почему так происходит?

Очевидно, многие не понимают, что за город — Санкт-Петербург. Такое впечатление, что люди не видят разницы между построенным в советские годы рабочим поселком и Северной Пальмирой. Вот сейчас будут восстанавливать Пальмиру южную. Как вы думаете, пригласят ли туда тех деятелей, у которых памятники загораются прямо во время реставрации? Наверняка их и близко не подпустят. Выберут лучших в мире. Но у нас тоже — Пальмира. Нам тоже нужны лучшие. Почему же у нас реставрация уникальных архитектурных памятников ведется хозяйственным методом? Почему людей, которые ничего сложнее коровника в своей жизни не строили (будь то приезжие из южных республик или из российской глубинки — это не важно), пускают на купол Стасова, на крышу Манежа? У них нет ни любви к этому городу, ни вкуса, ни понимания. Они курят на объекте, варят там свой «Доширак», а может быть, и спят там же. Сколько еще памятников мы потеряем, если все это будет продолжаться?

Чиновник, если он ценит настоящую красоту, ни за что не доверит восстановление лепнины в своей квартире халтурщикам. Он выберет тех, у кого самое высокое качество. Но подход к реставрации городских памятников у него почему-то прямо противоположный. Необходимо отказаться от системы тендеров, в которых побеждают самые дешевые. Искоренить субподряд в реставрации.

Нельзя допускать, чтобы конкурс выигрывала одна компания, а работали на объекте совершенно другие люди. Организации без своих полевых специалистов к реставрационным работам вообще допускаться не должны. В этой сфере — место только лучшим из лучших. 

 


 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти с помощью: 
Please enter your comment!
Please enter your name here