По традиции глава государства пообщался со страной и даже ответил на детские вопросы. 

В этот раз на прямую линию к президенту, четырнадцатую по счету, поступило рекордное количество вопросов — более трех миллионов. Операторы колл-центра, который неделю работал с небывалой нагрузкой, отмечали, что больше всего россиян интересуют социалка, ЖКХ, а потом уже политика, образование, культура.

Об экономии и кашах

Появившись на площадке столичного Гостиного двора, где собрались люди разных профессий — врачи, учителя, рабочие, военные, бизнесмены, студенты, ученые и многие другие — глава государства получил «для разогрева» первый вопрос: видеозвонок от Екатерины о плохих дорогах в Омске, где буквально «яма на яме», метро не строится… Глава государства отметил, что к 300-летию Омска необходимо город привести в порядок и тратить деньги из дорожного фонда именно на дороги и капремонт и перейти на контракты полного цикла: от строительства дорог до их обслуживания и ремонта, чтобы компании были заинтересованы в качестве работы изначально.

Затем президент приступил к общению с представителями других регионов и ответил на вопрос, почему повысились цены на продукты, сократился ВВП, рассказал, что Россия зарабатывает больше, чем тратит, дефицит бюджета находится на минимальном уровне. А на вопрос, на чем он сам лично экономит, ответил: «На времени. Это самое дорогое, что у нас есть», — отметил Владимир Владимирович.

Ответил глава государства и на вопрос, будет ли он баллотироваться после окончания его полномочий 2018 году: «Об этом еще рано говорить». А также на вопрос, ругается ли он матом на подчиненных. «Ругаюсь, — улыбнулся президент.— На себя». И пояснил: «В России есть такой грех… Отмолят».

Прямая линия с президентом

Получил глава государства и детские вопросы: двенадцатилетняя Варвара Кузнецова спрашивала, кого бы он первым спас, если бы тонули Порошенко и Эрдоган. «Если кто-то решил утонуть, спасти его уже невозможно, но мы, конечно, готовы протянуть руку помощи и руку дружбы любому нашему партнеру, если он сам этого хочет», — ответил президент. А на другие детские вопросы, какой бы экзамен (ЕГЭ или устный) он выбрал, ответил, что устный, и ест ли он на завтрак кашу, улыбнулся: «Я так жил, что меня не заставляли делать то, чего я не хотел. А что касается каш, то я их с удовольствием ем каждый день по утрам, и сегодня тоже ел, перловую». И добавил, что отношение к кашам с возрастом у него поменялось в лучшую сторону, потому что «чем меньше зубов, тем больше любишь»…

О ценах

«В известной степени рост цен на продовольствие — это, честно говоря, и рукотворный результат. Почему? Потому что мы же в качестве ответных мер на санкции Запада ввели ограничение на ввоз продуктов питания из-за границы. Мы сознательно пошли на этот шаг, имея в виду, что это создаст условия для развития нашего сельского хозяйства, освободит рынок. Так и получилось. На фоне общего падения ВВП в 3,7% и промышленности в 3,4% сельское хозяйство выросло на три процента. Мы исходим из того, что это даст позитивный, безусловно, эффект: повысит нашу продовольственную безопасность, создаст нормальные условия, улучшит условия для жизни на селе. Поэтому, надеюсь, даже почти уверен, что это временное явление, и постепенно, по мере насыщения рынка отечественным продовольствием, будут снижаться и цены. Во всяком случае, они будут стабилизироваться, сейчас мы это как раз и наблюдаем».

О национальных резервах

«Резервы вернулись. Резервы Центрального банка, или так называемые международные резервы государства, вернулись на уровень начала 2014 года, даже чуть больше: были 385,5 миллиарда долларов, а стали 387 миллиардов долларов. И резервные фонды правительства (напомню, что у нас их два: Резервный фонд, так он называется, и Фонд национального благосостояния) — они уменьшились, но на очень незначительную величину и сегодня составляют, соответственно, в долларовом эквиваленте 50 и 71 миллиард долларов, это 10,5 процента ВВП страны. Что это значит? Это значит, что если тратить их в том режиме, в котором мы тратили, скажем, в прошлом году, то, если не пополнять и ничего не делать, как минимум мы их сохраним еще в течение четырех лет. Но мы-то планируем, что в следующем году будет уже рост экономики, и поэтому резервных фондов, наверное, не потребуется столько тратить».

О печатании денег

«Главное — это не напечатать деньги, главное — изменить структуру экономики. Это очень сложная вещь, но все-таки движение по этому направлению у нас есть, и признаки этого заключаются, например, в том, что у нас увеличилось промышленное производство. Кстати, впервые в феврале мы зафиксировали изменение этой тенденции в положительную сторону, и экспорт высокотехнологичной продукции — он тоже увеличивается по сравнению с экспортом природных ресурсов».

О Сирии

«Мы очень рассчитываем, что неприменение вооруженной силы с обеих сторон при поддержке кого бы то ни было, в том числе при нашей поддержке, приведет к умиротворению. А политический процесс — нужно договориться, всем сесть за стол переговоров, принять конституцию, на основе этой конституции провести досрочные выборы и, таким образом, выйти из кризиса».

О задержке зарплат

«Я сказал, у нас на минимальном уровне, на низком уровне, скажем, находится безработица. Я вижу, что многие предприятия стараются что делать — не увольнять работников. Но, конечно, не выплачивать зарплату при этом тоже не дело… Вообще, в антикризисном плане правительства прописана поддержка конкретных, наиболее страдающих от кризиса отраслей. Среди них первое место занимает автопром. Проблема может быть в том, что некоторое время назад мы с целью, как ни странно, поддержки наших производителей ввели так называемый утилизационный сбор, который удорожает конечную продукцию, но эти инструменты поддержки в конечном итоге не должны влиять в худшую сторону, а, наоборот, должны помочь в конкурентной борьбе с иностранными производителями».

О доступности недорогих лекарств

«Действительно, есть определенное сокращение отечественных дешевых препаратов, примерно на 2,5 процента, но это сокращение по наименованиям, а по химической формуле таких сокращений нет, то есть появляются аналоги. Эта часть дешевой продукции, особенно если она входит в жизненно важные препараты, регулируется государством, и в сегодняшних условиях, в условиях, когда упали доходы граждан нашей страны, правительство пошло на сдерживание роста цен… Если цены резко поднять, они уже не будут дешевыми. Но нужно сбалансированное решение. Я сказал, в течение полутора-двух месяцев правительство обещало, что решение примет. Я надеюсь, это обещание будет выполнено».

Об электричестве для Крыма

«Министр энергетики Александр Новак буквально три-четыре дня назад докладывал мне о том, как идет работа по этому самому энергомосту. Как мы помним, две цепи проложены, они работают. Буквально сегодня должна быть включена третья цепь, это дополнительно 200 мегаватт. В целом это приближается к тому объему перетоков, которые осуществлялись с украинской территории. В течение, думаю, двух — трех недель максимум будет запущена и четвертая цепь. Это плюс еще 200 мегаватт. И, таким образом, будет 800 МВт по энергомосту между Кавказом и Крымом. Это полностью закроет тот объем, который Крым получал в свое время с Украины. Напомню, что в 2017 году там, по-моему, еще должно быть два блока введено, свыше 400 мегаватт, в 2018 году — еще два блока по 400 с лишним мегаватт. То есть, по сути дела Крым становится не просто обеспеченным электроэнергией, но и возникает большая составляющая для развития экономики и социальной сферы».

Прямая линия с В.В. Путиным

О личной жизни

«Вы знаете, мы с Людмилой Александровной иногда видимся, не часто, но встречаемся. У нас очень добрые отношения — может быть, даже лучше, чем были раньше. Да, и знаю, что у нее все в порядке. Что там в газетах пишут, это отдельная тема, но она своей жизнью довольна, все хорошо. Я тоже доволен, у меня тоже все хорошо. Нужно ли на первый план выдвигать вопросы, которые вы сейчас затронули, честно говоря, не знаю — как бы это не повлияло на курсовую разницу или на цену на нефть. Но если по-серьезному, то люди ведь выбирают и в Государственную думу депутатов, и президента выбирают для того, чтобы мы работали. А вещи, о которых вы сказали, вещи, которые касаются личной жизни, конечно, представляют интерес для людей, я с этим давно смирился и понимаю это, но все-таки они не являются первостепенно важными. Может быть, когда-нибудь я и смогу удовлетворить ваше любопытство».

О ЖКХ

«Прежде, чем принимать какие-то решения в этой сфере, а она очень чувствительна для людей, я полностью согласен с вами, нужно, конечно, подумать о доходах человека и о потребностях отрасли, и это должно быть сбалансировано. А что у нас происходит в тарифах? В прошлом году запланированный тариф был 8,7 процента — это средний. Реально он вырос в среднем тоже на 8,5 процента. С июля этого года тариф может подняться в среднем — таково решение — на четыре процента. При этом регионы могут сами принимать решение: или вообще не повышать, либо повышать чуть больше, вплоть до 10 процентов. Но губернатор имеет право принять это решение только по согласованию с депутатами муниципальных собраний. То есть люди, которых население избрало, должны согласовать вот это повышение свыше четырех процентов и в том случае, если это дополнительное повышение вызвано необходимостью каких-то ремонтных инвестиционных работ, чтобы подготовиться, скажем, к зиме, чтобы электростанция, тепловая составляющая, сети не развалились, а, наоборот, содержались в нормальном состоянии».

О компенсации

«У нас давно принят закон, и давно действует правило, согласно которому, если совокупный доход семьи таков, что свыше 22 процентов от этого совокупного дохода уходит на оплату тарифа ЖКХ, семья имеет право потребовать компенсацию. Я просто хочу напомнить людям, особенно когда мы наблюдаем снижение реальных доходов населения на четыре процента: если такие люди появляются, они имеют право на компенсацию. Уже сегодня, и цифры очень солидные, эту поддержку оформили и получают через систему соцподдержки 30 миллионов граждан Российской Федерации. И в субъектах Российской Федерации государство тратит на эту поддержку 300 миллиардов рублей. Но повторяю еще раз: могут появиться люди, которые не вошли пока в эту систему, и такая возможность у них есть».

О капремонте

«У нас свыше двух миллиардов квадратных метров жилой площади в стране, не помню точно, 2,4, что ли, и миллиард нуждается в ремонте, причем все нуждается в ремонте, но миллиард нуждается в ремонте немедленно. А знаете, сколько мы ремонтируем сегодня в год? 50 — 70 миллионов. Если мы так будем ремонтировать, у нас количество аварийного жилья будет расти в геометрической прогрессии. Катастрофа может когда-то наступить. Поезжайте в некоторые страны, не буду их называть, чтобы не обижать, крупные, большие, великие страны. Приезжаешь, смотришь: дома рушатся. Я так удивился и говорю: почему? Потому что выселить нельзя, те, кто живут, в ремонт не вкладывают, владельцы тоже не хотят. Просто рушатся дома, нельзя же такое допустить. Повторяю, аккуратно надо подходить. Смотрите: собрали в прошлом году 97 миллиардов рублей, а контрактов заключили на ремонты всего на 25. 70 миллиардов «зависло». Значит, не готовы были к этому. И нужно делать это очень аккуратно, и размер, конечно, должен соответствовать доходам. И правительство должно, конечно, подходить к этому очень аккуратно, взвешенно и без всяких рывков».

О правительстве

«Я не считаю наше правительство слабым. Проблем много, но ЦБ и правительство работают профессионально. Я сам когда-то работал в правительстве и знаю, как все непросто… Но, конечно, многое нужно сделать, чтобы работа правительства была лучше».

***

Запись трансляции прямой линии с Президентом вы можете посмотреть на сайте “Вечёрки” по этой ссылке.


Подготовила Людмила ПАНАРИНА

ГЛАВНОЕ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти с помощью: 
Please enter your comment!
Please enter your name here