До 9.04 Галерея 14/45 (14-я лин. В.О., 45) приглашает на выставку Андрея Сикорского «Коты известных художников». 

Строго говоря, название вводит в заблуждение. Это не про котов — домашних любимцев известных художников, а реплики известных картин, где вместо привычных персонажей — изображения котов. Короткошерстные рыжие коты танцуют «Танец» Матисса, «Арльские дамы» Ван Гога преваращаются в «Арльских кошек» — пятнистых, с зонтиками, а дама из «Любительницы абсента» Пикассо превращена в синюю кошку — «Любительницу валерьянки». В котов превращаются не только люди: у «Черного квадрата» Малевича вдруг вырастают треугольные уши.

«За долгие века европейской истории кот превратился в вечный символ, в икону, в устойчивый сложный знак. И Андрей Сикорский затеял веселую игру с этим знаком», — пишет Андрей Аствацатуров.

Надо сказать, что художник не просто хулиганит, превращая обычные картины в картины с котиками: он дотошно, скрупулезно воспроизводит живописную манеру художников, композицию картины, так что порой даже не сразу понимаешь, что картинка-то… окоченная. Например, «Красную коттицу» Сикорского легко на первый взгляд спутать с первоисточником — «Красной конницей» Малевича.

Отчасти, наверное, это ответ художника на заполонившие интернет изображения котиков: он противопоставляет ожидаемости и тривиальности неожиданность и оригинальность.

«У меня была теория, что поклонники Достоевского любят кошек, а Льва Толстого собак, она связана с отличиями этих писателей друг от друга», — говорит Андрей. Но сам-то художник не очень похож на поклонника Достоевского — человек он веселый, позитивный. Об этом говорит и трактат, висящий в углу зала и объясняющий особенности кототворчества великих мастеров кисти. «Анри Матисс не любил кошек, но все время пытался полюбить их, а попытки проваливались раз за разом. «Танец котов» и «Музыка котов» посвящены бессонным мартовским ночам, когда коты скакали по крышам дома Анри и выкорчевывали кусты лаванды в его садике…» — ну, и так далее.

Чтобы котам не было скучно, Андрей добавил в экспозицию мышей — игрушечных, которыми должны были играть коты великих. Мышь кота Джексона Поллока — вся в неправильной формы пятнышках, мышь кота Ван Гога — с отрезанным ухом, а мышь кота Марселя Дюшана — это вообще не мышь, а сами понимаете что. Только маленькое.

Некоторые искусствоведы сравнивают Андрея Сикорского с другими художниками-пересмешниками — Николаем Копейкиным, Васей Ложкиным и Сергеем Елкиным, но Сикорский не согласен: «Мне кажется, стилистически мы не схожи, да и чувство юмора разное». Действительно, у Сикорского нет уклона в «социалку», у него чистый художественный эксперимент.

Котов Андрей Сикорский создавал, с перерывами, с 2000 года, законченной серию не считает. Вполне возможно, что в ближайшее время котоколлекция обогатится новыми репликами Жана-Мишеля Баскии, Кита Харинга, Марка Ротко… А главное — коты вскоре оживут: Андрей — мультипликатор, и «Студия Высоцкого и Сикорского», в которой он работает, выпускает детский сериал «Три кота» по заказу канала СТС.


Татьяна КИРИЛЛИНА

Фото автора

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти с помощью: 
Please enter your comment!
Please enter your name here