Корреспонденты «Вечёрки» объехали Донбасс, чтобы посмотреть, чем живет эта земля спустя год после перемирия.  

Все материалы спецпроекта «Донбасс» доступны по ССЫЛКЕ

Устроить удалось всех детей

Углегорск — сосед и побратим Дебальцева. В феврале 2015-го ополчение освобождало оба города, оба вошли в котел. По официальной информации, Углегорск стал самым пострадавшим городом ДНР — 90% разрушений (сравнить его можно с луганским Первомайском).

В местном ДК встречаемся с Олегом Владимировичем Неледвой. Офицер Советской армии, в начале войны он возглавил первый отряд ополчения Углегорска, а после по сложившейся традиции стал его мэром. Здание администрации разбито, поэтому ее роль выполняет дом культуры: тут и новая власть, и музыкальные, и художественные кружки, и актовый зал для общих сборов.

Восстанавливаемся, выполнили семьдесят процентов запланированных работ, — рассказывает глава города. — Отопление в домах запустили. Построили 24 частных дома по типовому российскому проекту: такие же возвели в Хакасии после лесных пожаров. Всего в ДНР будет 111 таких домов, в ЛНР — 100. 41 многоэтажный дом откапиталили. Пустыми пока стоят у нас 9 многоэтажек, тепло не даем, людей не пускаем — дома с обвалами, уже трещат. Реконструкция начнется после специальной экспертизы. Этой весной по плану собираемся восстановить их и заселить. Главное, сейчас зиму пережить, а дальше, в теплое время, окончательно встанем на ноги…

Углегорск действительно не производит гнетущего впечатления, несмотря на развалины. Люди, как и везде в Донбассе, живут текущими заботами, назад стараются не оглядываться. Из двух школ с 1 сентября одна запущена (вторая разбита, законсервирована). Учитывая, что многие семьи покинули город, вместить удалось всех детей. Работает детский сад, принявший 95 ребятишек.

С работой туго, и это главная проблема обеих республик.

Углегорская шахта в аварийном состоянии — затоплена грунтовыми водами, на восстановление требуется 2,5 года: во время оккупации поддерживать ее было некому.

Мужчины заняты в основном на строительстве, зарплаты небольшие, но выбора нет. Кто-то таксует, хотя желающих вызывать машины мало. Больше того — нещадно дорожает бензин: 45-50 рублей за литр. Дорожает все (пусть, по российским меркам, цены и щадящие: хлеб — 10 рублей, междугородный проезд на автобусе — 20-50 рублей). Спасают огороды: на столах все свое. И родственники. Тем, у кого братья, сестры, дядьки, бабушки, легче.

Вожделенная гуманитарка

Большие надежды на гуманитарку — продуктовые наборы. О ней говорят всегда и всюду. Эти два килограмма сахара, два килограмма муки, чай, килограмм макарон, килограмм крупы ежемесячно — и хлеб насущный, и залог стабильности, и знак того, что их не бросили.

Хотя далеко не всем и не всегда хватает того или иного набора. В ходу разговоры, что гуманитарка оседает наверху и найти ее можно только на прилавках магазинов. Что распределяется между своими, потоки эти никто не контролирует.

Нам объявили, что на Новый год от Русской православной церкви из Москвы идут детям подарки, — пожаловалась жительница Углегорска, мама двоих детей. — Все их ждали. Но ничего не пришло! Никто не увидел ни одной конфетки…

Случаются и спекуляции на человеческом несчастье. Мы стали свидетелями, как в тот же Углегорск из соседнего Енакиева приехали «благотворители с подарками». Предварительно запросили списки многодетных, малообеспеченных семей, одиноких матерей. И попросили мэра, чтобы всех их собрали в местном ДК. Встречу анонсировали как «рождественский концерт».

На праздник в назначенных час пришли две сотни ребятишек с мамами.

Концертов у нас никаких нет особо, — рассказала одна из женщин. — Дети маленькие во время войны были, но все понимали. Младшему год был, но когда обстрелы начинались, он сам ложился на пол. И сейчас это помнит. Хочется как-то отвлечься…

Однако когда в дом культуры набились зрители, выяснилось, что благотворители — это некая церковь, которая проводит «специальные тематические встречи». На сцену вышли люди в аккуратных костюмах, попросили не расходиться — «в конце дадут подарки». Выступили с театральным номером. И приступили к агитации, проповедям, общим молитвам, раздаче брошюр…

Кто-то ушел сразу. А кто-то дождался конца, чтобы, несмотря ни на что, ребенок получил свою долгожданную коробку конфет.


Фото Александра Гальперина

Окончание следует…