Знаменитую итальянскую теннисистку напрягает в Питере только погода. 

Она могла бы научить Марию Шарапову как обыграть саму Серену Уильямс. Ведь в сентябре прошлого года Роберта Винчи одолела знаменитую американку в полуфинале «US Open». Впрочем, и без этого Роберта выделяется на общем фоне планетарных звезд ракетки, выступающих на «St. Petersburg Ladies Trophy»-2016: в паре со своей соотечественницей Сарой Эррани теннисистка выиграла все четыре турнира из серии «Большого шлема», а в 2013-м — и Кубок Федерации (в финале там была повержена Россия).

Нашему корреспонденту обаятельная итальянка, посеянная под вторым номером, раскрыла секрет, не родственница ли она великому мастеру Леонардо да Винчи и призналась, что хочет сыграть в Колизее.

До сентября прошлого года вы блистали, прежде всего, в парном разряде. Не было желания сыграть в дуэтах на «St. Petersburg Ladies Trophy»?
Я уже не молода. Хочу сфокусироваться на чем-то одном, а совмещать разряды слишком сложно. Так что теперь получаю удовольствие от выступления в «одиночке».

Какие специфические качества делают теннисистку хорошим игроком в парном разряде — наличие отменного партнера, длинные руки, особая реакция?
Прежде всего, хороший партнер. И еще надо чаще играть в паре, чтобы научиться понимать, в чем именно необходимо прибавлять в этом разряде.

В полуфинале «US Open»-2015 вы преподнесли сюрприз всего сезона, остановив Серену Уильямс в двух шагах от «Большого шлема» (До поражения от Винчи американка стала чемпионкой «Australian Open», Уимблдона и Открытого чемпионата Франции, которые входят в эту систему. — Прим. ред.). Как настраивались на этот матч, где Уильямс числилась безоговорочным фаворитом?
Да, все знали, что Серена — фаворит. И я, когда играла с ней, знала, что я проиграю. Но я была спокойна, ощущала: терять нечего. А она в какой-то момент занервничала. И в итоге я одержала, наверное, свою самую красивую победу в карьере. А после того, как на «US Open»-2015 состоялся «итальянский финал» (Винчи проиграла Флавии Пенетте. — Прим. ред.), в нашей стране начался теннисный бум. Фанаты атаковали меня в аэропорту, стали узнавать в магазинах. Это очень приятно.

Флавия Пенетта отличается скандальным поведением и на корте, и за его пределами: демонстрирует арбитрам неприличные жесты, откровенничает в СМИ (В частности, расставшись с испанским теннисистом Карлосом Мойя, Флавия призналась, что из-за душевной травмы «ничего не чувствовала даже когда брила ноги восковыми полосками». — Прим. ред.), вызывает конкуренток на кулачные бои. Считаете, это способствует популяризации спорта? Или напротив, полагаете, что теннис должен быть игрой, а не темой для светских скандалов?
Действительно, в какой-то степени это способствует. Но давайте вспомним: Флавия выиграла много турниров. И если человеку назвать имя Флавии Пенетты, у него наверняка возникнет ассоциация с теннисисткой, а не с гламурной дивой.

Просто вы как раз ни в чем подобным не замечены. А как складываются ваши отношения с лучшими представительницами теннисной элиты, в частности, с Марией Шараповой? Правда ли, что россиянка даже не здоровается с вами на корте?
Нет у меня никаких отношений с Шараповой. Она игрок топ-класса, мы с ней не подруги.

Марию Шарапову тоже приглашали для участия в «St. Petersburg Ladies Trophy»-2016, и она даже дала предварительное согласие. Если бы вы пересеклись с Марией здесь на корте, что бы вы ей сказали? «Эй, Мария, я-то знаю, как обыгрывать Серену Уильямс»?
Наверное, Марии мало денег предложили. Шутка. Кстати, Шарапова когда-то дважды выиграла у Серены Уильямс, пусть теперь ее серия из поражений от американки достигла 17 матчей подряд. Но посмотрите: теннис в моем исполнении сильно отличается от той игры, что демонстрирует на корте россиянка. Она сильно бьет по мячу, а я действую более тонко, выхожу вперед, чаще орудую у сетки. Но я точно посоветовала бы Шараповой против Серены Уильямс быть более агрессивной.

Ваша фамилия в России вызывает особые ассоциации — признайтесь, вы в родстве с великим художником Леонардо да Винчи?
Это мой дядя. Шучу, это ерунда, конечно. Никакого отношения к Леонардо я не имею. Уж если говорить об ассоциациях, то это от глагола vincere («побеждать»). А на самом деле и то, и другое.

Говорят, вы болеете за футбол. Следили за выступлениями российских команд, которые еще недавно возглавляли итальянские специалисты — а именно «Зенита» Лучано Спаллетти и сборной России Фабио Капелло?
Про Капелло я слышала. Спаллетти работал в Петербурге? Нет, про «Зенит» я не знала. Футбол мне действительно нравится. Я и сама гоняю мяч, правда, не слишком хорошо. Но когда выдается свободное время, хожу на стадион. Правда, не болею за какой-то конкретный клубу. А если бы стала фанаткой, то команды из Таранто, потому что это мой родной город.

Поделитесь вашими впечатлениями о турнире в Петербурге?
Да все очень замечательно. Мне все нравится: стадион, прекрасный отель, внимательное и скрупулезное отношение организаторов турнира к игрокам. Например, в нашей гостинице есть итальянский ресторан. Единственное, что напрягает — немножко холодно. Однако тренер Лены Весниной (Андрей Чесноков. — Прим. ред.) огорошил, рассказав мне, что где-то в Сибири нынче температура воздуха минус 63 градуса. Я ответила: да как такое, блин, возможно?!

В 2013 году в Петербурге организовали теннисный корт на Исаакиевской площади, в историческом месте. А в Италии, где начался теннисный бум, огромное впечатление производит римский Колизей. Как вы считаете, возможно ли когда-нибудь провести матч Кубка Федерации именно в Колизее?
Задайте этот вопрос президенту теннисной федерации Италии. Я-то двумя руками «за».


Автор: Иван ДАВЛЕТШИН