Полтора столетия назад, в январе 1866 года, в журнале «Русский вестник» начал печататься роман Федора Достоевского «Преступление и наказание». 

Публикация первых глав завершалась убийством старухи-процентщицы. В течение всего года подписчики «Вестника» следили за судьбой красивого молодого человека, который в необычайно жаркий день, 3 июля, вышел из своего дома на Гражданской улице, чтобы стать навеки знаменитым. Путь до дома старухи-процентщицы, которая как паук оплетала своих жертв, давая им деньги в долг, занял 730 шагов. Путь к раскаянию в убийстве растянулся на долгие годы.

Но если бы Достоевский ограничился только детективным сюжетом, в котором действуют убийца, ростовщица, пьяница и проститутка, вряд ли мы помнили бы о нем сейчас.

— «Преступление и наказание» открывает так называемое «великое Пятикнижие», цикл религиозно-философских романов Достоевского, куда вошли также «Идиот», «Бесы», «Подросток» и «Братья Карамазовы», — сказал на открытии исследователь творчества писателя и один из создателей выставки Борис Тихомиров.

Борис Тихомиров и Наталья Ашимбаева — создатели выставки.
Борис Тихомиров и Наталья Ашимбаева — создатели выставки.

По словам директора музея Натальи Ашимбаевой, реальный план романа словно подсвечен высшим, мистическим. Эта многослойность отразилась в экспозиции, где реалии петербургского быта середины XIX века сочетаются с репродукциями шедевров мировой живописи, близких Достоевскому, иконами, Священным писанием.

Неприглядная реальность — это желтый билет проститутки, выданный Спасской полицейской частью некой Юлии, архивные фото петербургских типов — городовых, дворников, торговцев, девочек из публичного дома, набитый деньгами кошелек старухи-процентщицы. Это и рисунки Бориса Костыгова, запечатлевшего доходные дома, трактиры, распивочные.

Но есть тут и экспонаты, отражающие духовные искания несчастных героев Достоевского.

Прежде всего знаменитое евангелие, которое подарили писателю, ехавшему в ссылку, жены декабристов. Оно раскрыто на главе, повествующей о воскрешении Лазаря. Именно этот эпизод читает Раскольникову Сонечка Мармеладова.

Еще один интересный экспонат — книга Наполеона Третьего, которая вышла в 1865 году и прогремела на всю Европу, — история Юлия Цезаря. Во вступлении к книге венценосный историк утверждает право выдающейся личности на кровь. Идеи книги отразились в размышлениях Раскольникова, который мучился вопросом: «Тварь я дрожащая или право имею?»

Дизайнер проекта Аркадий Опочанский нашел интересное решение экспозиции. Он предложил разместить на стенах зала текст всего романа.

— Поначалу мы думали, что это невозможно, — вспоминает Наталья Ашимбаева. — Но нам удалось.

Конечно, вряд ли найдутся желающие прочитать роман прямо здесь, на выставке. Потому организаторы выделили цветом и размером некоторые ключевые эпизоды, с которыми перекликаются помещенные рядом иллюстрации, фотографии, документы, артефакты.

Завершает выставку плакат с крупной цитатой из признания Раскольникова: «Это я убил тогда старуху чиновницу и сестру ее Лизавету топором и ограбил». Рядом — репродукция гравюры Питера Брейгеля «Гордыня». Это еще и иллюстрация к знаменитому сну Раскольникова, который он видит, будучи уже на каторге. Гордыня — смертный грех. И никому не дано право безнаказанно проливать кровь во имя идеи, даже если она кажется воплощением справедливости.


 

Автор: Мишель Чаплина

Фото Натальи Чайки

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Войти с помощью: 
Please enter your comment!
Please enter your name here