Большая пресс-конференция президента, которую глава государства проводит в середине декабря вот уже в одиннадцатый раз, продолжалась чуть более трех часов.

Хотя все присутствовавшие в зале готовы были общаться и дальше (получили аккредитацию в этот раз 1390 человек, что явилось все-таки своеобразным рекордом) и, возможно, добились бы рекордного пребывания в эфире (попутно отметим, что уже второй год подряд на большой пресс-конференции не прозвучали вопросы из Петербурга). Но Владимир Путин, заметив, что «это невозможно остановить, можно только прекратить», завершил пресс-конференцию на 200-й минуте общения с прессой.

Вопросы, как всегда, были разные: о внешней политике (об отношениях с Турцией, с Украиной, о судьбе сирийского президента Башара Асада), о внутренней политике (пенсиях, увеличении пенсионного возраста, об усыновлении детей-инвалидов), о благотворительности, а также чисто профессиональные вопросы — о свободе СМИ, о преследовании журналистов и т.д. Прессу интересовала и личная жизнь президента: где работают его дочери, на что Владимир Путин ответил, что гордится своими детьми, им не присуще чувство «звездности», они знают по нескольку европейских языков, в своей работе пользуются и знаниями одного из восточных языков, получали образование в России и живут на родине. А отвечая на вопрос о выходе страны из кризиса, президент рассказал даже «замшелый анекдот». «Встречаются два приятеля, один другого спрашивает: «Как дела?». Тот говорит: «Как в полоску: черное — белое». — «Сейчас какая?» — «Сейчас черная». Проходит еще полгода. «Ну как дела? Знаю, в полоску. Сейчас какая?» — «Сейчас черная». — «Нет, тогда же была черная». — «Нет, выясняется, что тогда была белая». Вот у нас примерно такая ситуация», — подытожил президент. И отметил, что, «по статистическим данным, российская экономика кризис в целом миновала, вернее, пик кризиса». А со II квартала 2015 года наблюдаются признаки стабилизации деловой активности: в сентябре — октябре прирост ВВП составил соответственно 0,3 — 0,1 процента к предыдущему месяцу, зафиксирован небольшой рост промышленного производства: 0,2 —0,1 процента, а на Дальнем Востоке — 3,1 процента.

Положительную динамику демонстрирует сельское хозяйство (рост там составит не менее трех процентов), ведь урожай зерновых у нас второй год подряд выше, чем 100 миллионов тонн — 103,4. «И это говорит о том, что мы правильно и своевременно все делаем по поддержке сельского хозяйства», — заявил глава государства.

Приводим некоторые фрагменты из выступлений президента

О Центральном банке

Я поддерживаю политику Центрального банка и правительства по обеспечению макроэкономической стабильности. Первое. Второе. При всем желании понизить ставку рефинансирования — это нельзя делать административным путем, надо исходить из реалий нашей экономики, из ее структуры. Конечно, я часто слышу: а вот там, где-то за бугром, там другие ставки, они более низкие. Конечно, там более низкие ставки. Так они специально это делают. Но там проблемы другие и структура экономики совсем другая. У нас угроза инфляции, а там проблемы, возможно, дефляции, когда производитель производит, а продать не может. Вот в этом проблема. А у нас совсем другая проблема. И нам нужно, для того чтобы понизить ставку, не цыкать на Центральный банк, как это делали в советское время и в плановой экономике, а помогать Центральному банку и правительству подавлять инфляцию и снижать девальвационные риски и ожидания. Когда мы сможем сделать и то, и другое, когда будем двигаться по этому пути, тогда естественным образом, рыночным, спокойно и будет снижаться ставка рефинансирования Центрального банка.

О корректировке работы правительства

За достаточно большой промежуток времени моей работы, наверное, можно было заметить, что я: очень бережно отношусь  а) — к людям; и б) считаю, что кадровая чехарда, как правило, — конечно, не всегда кадровые перемены являются негативными, — не нужна, она мешает. И если что-то у кого-то не получается, за что я тоже несу ответственность, я считаю, что здесь есть и моя вина. Поэтому никаких изменений, существенных во всяком случае, не предвидится. Мы вместе с правительством думаем о том, как совершенствовать структуру. Это правда. Как сделать работу правительства более эффективной на наиболее чувствительных направлениях в экономике, в социальной сфере. Такие планы есть, но они не носят какого-то драматического характера, не связаны исключительно с персоналиями. Связано это с желанием совершенствовать работу этого важнейшего органа управления. А что касается того, доволен или не доволен, в целом я считаю, что работа удовлетворительная. Конечно, можно и нужно работать лучше.

Об отношениях с Турцией

Мы считаем, что действия турецких властей (в отношении нашего самолета, который они сбили) — это не дружественный, а враждебный акт: сбили военный самолет, у нас люди погибли. Что нас особенно возмутило? Если бы это был несчастный случай, как мы потом слышали, турецкие власти вроде бы даже не знали, что это российский самолет, — тогда что делают в этих случаях? Люди же погибли. Сразу снимают трубку и объясняются друг с другом. Вместо этого сразу побежали в Брюссель, кричать: «Караул, нас обижают». Кто вас обижает? Мы кого-то трогали там? Нет. Начали прикрываться НАТО. А это нужно для НАТО? Вроде бы выяснилось, что тоже нет. Теперь что самое главное? Я хочу, чтобы и вы это поняли, и у нас люди услышали, и в Турции тоже услышали. Что нас, кроме того что трагедия произошла, гибель людей, что нас задело, понимаете? Ведь мы же не отказывались от сотрудничества. Я в последний раз был в Анталье, мы разговаривали со всем руководством Турции. И турецкие коллеги поставили перед нами очень чувствительные вопросы и попросили о поддержке. Несмотря на то что у нас сейчас испортились отношения (я не буду говорить, о чем шла речь, это совсем не мой стиль), но поверьте мне, перед нами были поставлены очень чувствительные для Турции вопросы, не вписывающиеся в контекст международного права по тем решениям, которые турецкой стороной предлагались. Представляете, мы сказали: «Да, понимаем и готовы вам помочь». Понимаете, про так называемых туркоманов я слыхом не слыхивал. Я знаю, что туркмены живут, наши родные туркмены, в Туркменистане, а здесь не понять ничего… Нам никто ничего не говорил…При том что мы проявили готовность сотрудничать с Турцией по самым чувствительным для нее вопросам. Зачем надо было это делать? Я не понимаю, зачем? А чего добились? Они что, думали, что мы оттуда убежим, что ли? Нет, конечно, Россия — не та страна! Мы свое присутствие увеличили, количество боевой авиации увеличено. Там не было российской системы ПВО, теперь «С-400» там стоит. Мы приводим в нормативное состояние систему ПВО Сирии, отремонтировали уже ранее поставленные системы ПВО «Бук», весьма эффективные. Если раньше Турция там еще летала и постоянно нарушала воздушное пространство Сирии, теперь пускай полетают!

О контактах с тюркоязычными народами

Конечно, нужно продолжать свои контакты с близкими нам этнически, я говорю нам, потому что тюркоязычные народы России — это часть России, и в этом смысле и турецкий народ, о котором я говорил в Послании как о дружественном нам народе, и другие тюркоязычные народы, они как были нашими партнерами и друзьями, так и остаются. И мы, конечно, будем и должны продолжать с ними контакт. С действующим турецким руководством, как показала практика, нам сложно договориться или практически невозможно. Даже там и тогда, где и когда мы говорим «да, мы согласны», они сбоку или в спину наносят нам удары, причем по непонятным абсолютно причинам. Поэтому на межгосударственном уровне я не вижу перспектив наладить отношения с турецким руководством, а на гуманитарном — конечно. Хотя и здесь есть проблемы. Думаю, что и здесь нынешнее турецкое руководство добилось того, чего даже, наверное, и не ожидало.

Мы вынуждены будем принимать определенные ограничительные меры в экономике и по некоторым другим линиям, например, это связано с туризмом.

О судьбе Башара Асада

Я много раз говорил и хочу еще раз повторить. Мы никогда не согласимся с тем, что кто-то со стороны, где бы то ни было будет кому бы то ни было навязывать, кто должен где руководить. Это просто абсолютно не укладывается ни в какой-то здравый смысл, ни в международное право. И мы, конечно, с госсекретарем Керри говорили на этот счет. Наша позиция не меняется, она является принципиальной.

Мы считаем, что только сирийский народ должен определить, кто им должен управлять и по каким стандартам, по каким правилам. Поэтому в целом — и я скажу сейчас, наверное, важную вещь — мы поддерживаем инициативу Соединенных Штатов, в том числе по подготовке резолюции Совета Безопасности ООН по Сирии, а именно с проектом этой резолюции и приехал госсекретарь. В целом это нас устраивает. Думаю, что после ознакомления с проектом и сирийские власти это должно устроить. Хотя что-то, может, и не нравится. Потому что в попытке разрешить конфликт, который длится в течение многих лет, и это кровавый конфликт, всегда возможен компромисс, но уступки должны быть сделаны с обеих сторон. Мы считаем, что в целом приемлемое предложение, хотя там есть еще над чем работать.

Об обменах военнопленными с Украиной

Мы никогда не говорили, что там нет людей, которые занимаются решением определенных вопросов, в том числе в военной сфере, но это не значит, что там присутствуют регулярные российские войска. Почувствуйте разницу. Это первое.

Второе. Обмен должен быть равноценным…И мы должны вместе с нашими коллегами спокойно все это обсудить, поговорить и продолжить то, на чем мы всегда настаивали, и то, что предлагает президент Украины: нужно освобождать людей, которые удерживаются как с одной стороны, так и с другой стороны. Прежде всего это касается людей с Донбасса, с юго-востока Украины, и украинских военнослужащих, которые задержаны на этих территориях. Но обмен должен быть здесь равноценным.

О торговых отношениях с Украиной

С 1 января, к сожалению для нас, мы прогнозируем ухудшение наших экономических отношений, потому что мы вынуждены принять решение о том, что не будем с Украиной с 1 января работать как с членом зоны свободной торговли СНГ… Мы стремились сохранить наши экономические отношения с Украиной. Но ведь Украина является членом зоны свободной торговли. Там есть взаимные преференции, нулевые тарифы. Украина пользуется и использовала в экономических отношениях с Россией и с другими странами СНГ, скажем, ГОСТы, техническое регулирование, таможенные правила, которые достались нам еще из прошлого и которые мы вместе постепенно меняем. Украина в одностороннем порядке выходит как бы из этого режима и присоединяется ко всем европейским правилам. Там, например, написано, что все товары на украинском рынке должны быть подчинены техническим стандартам и техническим нормам регулирования Евросоюза. Но наши товары пока не отвечают этим требованиям, поймите вы нас. Значит, вы выбрасываете наши товары со своего рынка? Прописали, услышали — Украина имеет право на какое-то время оставлять и то, и другое. То есть она не обязана, а имеет право. А будет она это делать или не будет — непонятно. Для этого, чтобы все это определить, может быть создана подкомиссия, а может и не быть создана. А от нас требуют, прямо записано: Россия оставляет все преференции. Так не делается….Теперь по поводу того, что мы будем делать. Мы не собираемся вводить в отношении Украины какие бы то ни были санкции, я хочу, чтобы это было услышано. Мы просто переходим на режим более благоприятствуемой нации в торговле. То есть Украина не может быть поставлена в условия худшие, чем любые другие наши партнеры вовне. Но, конечно, никакими льготами и преференциями Украина в торговле с Россией с 1 января 2016 года пользоваться не будет.

Об импортозамещении

Если вернуться к экономике, то здесь, конечно, нам нужно заниматься (я уже сказал, по-моему, об этом) импортозамещением. И не только самим импортозамещением как таковым, а нужно переоснащать нашу экономику, повышать производительность труда, улучшать деловой климат, обеспечить платежеспособный спрос населения. Это тоже один из элементов экономического драйва. Нужен целый набор мер, который правительство публично объявило, осуществлять. И мы будем это делать.

Об итогах и реакции общественности на работу и деятельность детей политической элиты

Итоги прежде всего в значительном увеличении доходов населения, в укреплении экономики, которая почти в два раза выросла. Объем нашего ВВП вырос почти в два раза — вот в чем итоги. Укрепление обороноспособности страны, возможностей Вооруженных Сил — вот в чем итоги. Борьба с терроризмом, проявления которого мы еще не до конца побороли, но хребет точно переломили, — вот в чем итоги…. Что касается реакции прессы, общественности на работу и деятельность детей высшего руководства в различных отраслях. Молодой Ротенберг — его отец нигде в госорганах не работает, насколько мне известно. Может, уже куда-то проник, но, кажется, нет. Что касается Чайки, Турчака и прочих… Я знаю, что в СМИ, в Интернете появляется информация о том, что Турчак, допустим, причастен к избиению журналистов. Так он сам причастен либо его отец причастен? Это, знаете, известная шутка еще советских времен, когда кадровик говорит: «Нет, этого повышать не будем». — «Почему?» — «А у него что-то было с шубой». Оказалось, что у него пять лет назад в театре у жены шубу украли. Чтото было, но на всякий случай повышать не будем. Вот мы не должны к этому так относиться. Хорошо, что вы обращаете на это внимание. Это правда хорошо. Мы обязаны на это реагировать.

Что касается всех проявлений, особенно связанных с детьми высокопоставленных чиновников. Ведь если, например, говорить о генеральном прокуроре — это, конечно, очень важная инстанция, — нужно понять: дети генерального прокурора нарушили закон или нет? Есть в работе генерального прокурора какие-то элементы, связанные с конфликтом интересов? Он как-то содействовал и помогал своим детям? Но для этого есть Контрольное управление президента. Мне не хотелось об этом говорить, но это не значит, что мы этим не занимаемся. Надо все внимательно посмотреть. Так же как нужно внимательно посмотреть и очистить все возможные составляющие сведений, появляющихся в Интернете.

О российско-грузинских отношениях и губернаторе Одессы

Что касается событий 2008 года и последовавшей за этим деградации наших отношений, мы много раз об этом говорили, но я считаю себя обязанным повторить еще раз. Не мы являемся причиной обострения ситуации. Не нужно было принимать бывшему руководству Грузии и тогдашнему президенту Саакашвили такие авантюристические решения, которые привели к территориальному развалу Грузии. Это их вина, это вина историческая, и она на их плечах целиком и полностью. Сейчас занялись экспортом политических деятелей, сейчас они активно функционируют в другой республике бывшего Советского Союза, в независимой, в «незалежной» Украине. Как мы видим, они не изменили своего стиля работы. Я уже вот упоминал об этом, хочу еще раз сказать. На мой взгляд, это просто плевок в лицо украинскому народу. Мало того что поставили Украину под внешнее управление, но еще вот таких политических, с позволения сказать, деятелей туда делегировали. Кстати говоря, по-моему, Саакашвили же не дали рабочую визу в США, но они его направили на Украину, пускай там покомандует. Вот он там активно функционирует…Теперь что касается отношений с Грузией.

Не мы были инициаторами развала этих отношений, но мы готовы их восстанавливать. Что касается территориальной целостности Грузии — это прежде всего дело грузинского народа, южно-осетинского и абхазского. Надо с ними работать, мы примем любое решение. Сегодня, несмотря на все сложности, о которых вы сказали, мы видим сигналы от действующего руководства Грузии, и эти сигналы принимаются. Обратите внимание, две трети виноматериалов и вина Грузии, две трети от экспортного объема поступают именно на российский рынок, а не куда-то там, в дальнее зарубежье. Мы же берем эти продукты, так же как и другие, и объем товарооборота увеличился. Сейчас вот, за этот год, в связи с общей ситуацией экономической он немножко припал, но в целом он демонстрирует достаточно большие темпы роста. Что касается визового режима. Да, мы думаем, мы готовы отменить визовый режим с Грузией.

О задачах региональных властей

Вообще, по большому счету, задача региональных властей прежде всего и заключается в исполнении социальных обязательств перед населением. Что такое развитие экономики? Развитие экономики может и должно обеспечиваться прежде всего созданием условий для такого развития. Мы приводим всегда в пример ряд субъектов Российской Федерации. Допустим, Татарстан, Калужская область, некоторые другие регионы, они создают условия. Первые лица регионов просто раздают свой номер мобильного телефона крупным инвесторам и говорят: «Напрямую мне звоните, если что». Идут на решения, связанные с обеспечением более благоприятной работы в налоговой сфере. Сейчас федеральное законодательство предоставляет такие возможности: и налоговые каникулы двухлетние для тех, кто начинает свой бизнес, и по ТОРам (территориям опережающего развития) и так далее. Там очень много преференций, которые регион может предоставить бизнесу для развития на той или другой территории.

О доходах пенсионеров и тарифах ЖКХ

Мы проиндексировали пенсии, несмотря ни на какие проблемы по инфляции прошлого года, это одиннадцать с лишним процентов и, по-моему, там десять процентов по социальным пенсиям. Честно говоря, почти невозможно было это сделать, но все-таки мы на это пошли. В следующем году запланирована индексация на четыре процента по всем категориям, включая военных пенсионеров. Будем смотреть, что будет происходить в экономике страны. …Теперь по поводу ЖКХ.

В этом году средний тариф был примерно 8,7 процента, рост тарифа, в следующем году предусмотрено 4 процента. То есть исходим из того, что мы сможем этот платеж сократить. Это, правда, не касается коммунальных платежей, связанных с обслуживанием дома, с вывозом мусора и так далее. Но эти вопросы должны решаться на уровне муниципалитетов. Кроме всего прочего исходим из того, что федеральное законодательство предусматривает для семей, у которых плата за ЖКХ превышает совокупный доход 22 процента, они имеют право на получение субсидий. При этом федеральный закон позволяет регионам понизить этот уровень и предоставлять субсидии тем семьям, совокупный платеж которых меньше, чем 22 процента. Так сделано, например, в Москве, насколько я знаю, и во многих других регионах Российской Федерации. Без всяких сомнений, нужно самым внимательным образом к этому подходить, нужно смотреть внимательно за управляющими компаниями, и здесь еще многое нужно сделать для совершенствования этой системы.

Об индексации пенсий

Откуда вы взяли, что работающим пенсионерам не будут пенсию платить? Нет такого решения. Есть решение не индексировать… Если человек принял решение продолжать работать, ему не будут индексировать пенсию в 2016, 2017 году, а в 2018-м, допустим, он принял решение все-таки прекратить работать и перейти только на пенсию, то он не получит деньги за 2016 — 2017 годы, но все равно при выходе окончательно на пенсию эти индексации, которые сделаны для других пенсионеров, будут учтены и для этой категории пенсионеров. И он, конечно, будет получать пенсию уже в индексированном виде и с той индексацией, которую получили за предыдущие годы другие граждане. Вот сейчас такие решения приняты, но все это находится в обсуждении, во внимательном изучении того, какие последствия мы будем иметь, в том числе на рынке труда.


Подготовила Людмила Клушина

Фото и видео: kremlin.ru