За отказ признать могилы Героев Советского Союза объектами культурного наследия правозащитники подают иск на комитет по сохранению культурного наследия.

Иск в суд на КГИОП подают правозащитники: за то, что охранное ведомство в очередной раз отказало включить в перечень выявленных объектов культурного наследия пять захоронений Героев Советского Союза, расположенных на Серафимовском кладбище.

Причем отказало уже не в переписке (что было уже не раз), которую можно вести дальше, доказывать правоту. А издав окончательное, официальное распоряжение — №10-347. Эксперты Информационно-аналитического центра «Помним всех поименно» обращаются в суд, потому что усмотрели в этом документе прямое нарушение приказа №1905 Министерства культуры России о порядке выявления объектов культурного и исторического наследия. Опустив пока подробности, скажем, что подписал сомнительное распоряжение председатель КГИОП Сергей Макаров. И этот факт тем страннее, что он не архитектор, не искусствовед, не историк, какими обычно являются сотрудники КГИОП, а юрист, который уж должен уметь читать приказы федеральной власти.

Итак, могилы пяти Героев СССР.

Александр Михайлович Карелин.

Звание Героя Советского Союза присвоено за образцовое выполнение служебного долга в Корейской войне 1950 — 1953 годов. Он одним из первых освоил реактивный самолет «МиГ-15» непосредственно в зоне боевых действий. В Корейской войне совершил около 50 боевых вылетов, провел около 10 воздушных боев, сбил 6 самолётов США (5 стратегических бомбардировщиков «В-29» и один самолёт-разведчик «RB-29»), повредил до списания два бомбардировщика. Все победы одержаны ночью. Карелин — лучший ночной летчик-истребитель Корейской войны. И редчайший случай — все победы подтверждаются опубликованными впоследствии данными американской стороны.

Николай Николаевич Мультан.

Звание Героя Советского Союза присвоено за умелое командование стрелковым корпусом, образцовое выполнение боевых заданий командования и проявленные при этом геройство и мужество. Командуя 69-м стрелковым корпусом (49-я армия, 2-й Белорусский фронт) генерал-майор Мультан умело организовал и осуществил 26 июня 1944 года форсирование реки Днепр в районе деревни Добрейка Шкловского района Могилевской области Белоруссии. Воины корпуса участвовали в освобождении города Могилева.

Николай Алексеевич Мусатов.

Звание Героя Советского Союза присвоено за умелое командование авиационным полком, образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецко-фашистскими захватчиками и проявленные при этом мужество и героизм. Будучи командиром 13-го гвардейского Краснознаменного морского разведывательного Констанцского авиационного полка (2-я гвардейская минно-торпедная авиационная дивизия ВВС Черноморского флота) гвардии подполковник Николай Мусатов к маю 1945 года совершил лично 247 успешных боевых вылетов.

Иван Владимирович Соловьев.

Звание Героя Советского Союза присвоено за умелое командование дивизией и личные мужество и героизм, проявленные в боях с немецко-фашистскими захватчиками.

Полковник Иван Соловьев особо отличился в ходе варшавско-познанской операции. Он командовал 132-й стрелковой дивизией (1-й Белорусский фронт). 15 января 1945 года организовал прорыв сильно укрепленной полосы обороны противника в районе города Легионово (Мазовецкое воеводство, Польша). Дивизия под его командованием форсировала Вислу у села Чонсткув-Мазовецкий и, развивая успех, за 4 дня с боями продвинулась на 80 километров. При этом было освобождено 110 населенных пунктов, взяты 800 пленных, захвачено 60 орудий, 30 минометов, 100 пулеметов, 12 тягачей и 90 автомашин противника.

Александр Александрович Сутырин.

Звание Героя Советского Союза присвоено за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецко-фашистским захватчиками и проявленные при этом мужество и героизм.

Капитан-лейтенант Сутырин в боях Великой Отечественной войны с июня 1941 года. 1 ноября 1943 года, командуя 2-м дивизионом торпедных катеров (1-я бригада торпедных катеров, Черноморский флот), в ходе керченско-эльтигенской десантной операции умело прикрывал дымами десант на переходе и в месте высадки, способствуя успеху боевых действий.

Теперь подробности о судьбе их захоронений.

Сначала постараемся объяснить суть. По федеральному законодательству могилы людей, имеющих звание Героев Отечества (такими официально признаются Герои Советского Союза, Герои России и полные кавалеры орденов Славы, Герои Соцтруда и кавалеры орденов Трудовой Славы), должны охраняться как объекты культурного наследия (ОКН).

В Петербурге за их охрану отвечает комитет по государственному контролю, использованию и охране памятников (КГИОП).

Сообщим, что в Петербурге 486 могил Героев Отечества. И только 126 из них стоят на учете в КГИОП. Остальные — официально неучтенные. Среди них — 6 могил и кенотаф дважды Героев Советского Союза.

У правозащитников просто нет сил одновременно бороться за все 360 неучтенных могил. Идут последовательно. Начали с Серафимовского кладбища. На его территории 64 захоронения Героев. И только 7 из них являются ОКН. Почему сейчас речь идет только о пяти, а не о 57 могилах, что было бы логично? Тут надо знать историю развития событий.

Постараемся изложить суть. Сначала правозащитники бились за все 57 могил Героев. Но в ходе переписки с КГИОП и аппаратом строительного вице-губернатора Петербурга выяснилось буквально следующее.

В соответствии с федеральным законом «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации» в реестр ОКН могут быть включены объекты… Цитируем: «со времени возникновения или с даты создания которых либо с даты исторических событий, с которыми такие объекты связаны, прошло не менее сорока лет».

 

Все равно, непонятно, почему именно эти пять. Тут уже нам объясняет руководитель Информационно-аналитического центра «Помним всех поименно» Александр Несмеянов:

— У КГИОП своя точка зрения на эту проблему. Они ссылаются на норматив, что объект становится ОКН спустя сорок лет со дня события или со дня смерти героя. Мы пытались им доказать, что здесь основное — событие: подвиг, за который людям присваивали это высокое звание. Но они решили считать со дня смерти. Так вот, из 57 Героев, похороненных на Серафимовском кладбище, только у пятерых со дня смерти прошло больше сорока лет. Поэтому мы пока остановились на этих пяти захоронениях. Но, как видите, и здесь у КГИОП нашлись возражения.

Как сообщили корреспонденту «Вечёрки» в КГИОП, комиссией, назначенной приказом КГИОП, проведена работа по установлению историко-культурной ценности пяти могил Героев.

В результате было установлено:

«Объекты расположены на различных участках Серафимовского кладбища и не образуют единого ансамбля. Относятся к периоду от 1955 до 1975 года.

Надгробные сооружения и элементы оформления мест захоронения простые, выполнены по типовым проектам надгробных сооружений, применявшимся для оформления массовых надгробий в Ленинграде в 1950 — 1970-е гг, архитектурной и художественной ценности не представляют.

Объекты, как и участки кладбища, на которых они расположены, благоустроены, находятся в удовлетворительном состоянии сохранности. Большинство объектов используется для подхоранивания родственников первоначально захороненных здесь Героев Советского Союза.
Исходя из вышеизложенного Комиссия пришла к выводу о том, что объекты не обладают признаками объектов культурного наследия и не подлежат включению в перечень выявленных объектов культурного наследия».

По заключению комиссии было издано вышеупомянутое распоряжение КГИОП №10-347, которым ведомство отказало во включении могил пяти Героев СССР в реестр выявленных ОКН.

Это, по мнению Александра Несмеянова, грубое нарушение закона:

— Вы обратите внимание, что в заключении комиссии говорится: объекты не представляю архитектурной и художественной ценности. Но согласно ФЗ «Об объектах культурного наследия» и ФЗ «Об увековечении Победы советского народа в Великой Отечественной Войне 1941 — 1945 годов», отдельные захоронения, имеющие историческое, культурное значения, признаются ОКН и подлежат защите. То есть в порядке включения могил Героев в реестр ОКН нет ни слова об архитектурной и художественной ценности. Закон говорит, что ценность могилы Героя только в том, что это могила Героя и охранять ее должны независимо от того, стоит на ней памятник или нет.

Также юристы ИАЦ «Помним всех поименно» зафиксировали еще целый ряд прямых нарушений приказа Министерства культуры РФ №1905 о порядке проведения работ по выявлению объектов, обладающих признаками объекта культурного наследия.

Они считают экспертизу, которую провела комиссия КГИОП, недействительной. Дело в том, что обязательным элементом ее проведения является визуальный осмотр, фотофиксация, сбор документов и материалов (историко-архивных, библиографических и иных исследований) об историко-культурной ценности объекта; и как результат — изучение и анализ полученных документов и сведений с точки зрения истории, архитектуры, градостроительства, искусства, науки и техники, эстетики, этнологии или антропологии, социальной культуры.

А как рассказал корреспонденту «Вечёрки» один из членов комиссии, в ходе экспертной работы никакие историко-архивные, библиографические и иные документы или исследования не привлекались и не рассматривались. Это прямо нарушение приказа Минкульта. Поэтому распоряжение КГИОП будет обжаловано в суде.

Странно, что глава ведомства Сергей Макаров подписал спорное распоряжение. Ведь он по образованию юрист, а не искусствовед или архитектор и должен уметь читать законы.


Автор: Михаил ТЕЛЕХОВ