В середине 1930-х годов партийно-советская верхушка сочла, что в результате выполнения первых пятилетних планов («сталинских пятилеток») в Советском Союзе в основном и в главном построен социализм. То есть наступила начальная фаза коммунистической формации. Оторвавшись от грешной земли, тогдашние лидеры охотно принимали желаемое за действительное. Было объявлено, что принятая весной 1919-го на VIII съезде РКП(б) вторая Программа партии в ключевых частях уже реализована.

Из этой «истины» всемогущее Политбюро сделало вывод о необходимости написания новой, второй общесоюзной Конституции, которая юридически закрепила бы «победу социализма», приведя политические институты страны («надстройку») в гибкое сочетание с экономическим фундаментом («базисом»). Естественно, предстояло изменить и республиканские Основные законы, в том числе и прежде всего российский.

Причины и следствия

Замыслы облекли в чеканные строки партийных решений. 1 февраля 1935 года Пленум ЦК «поручил В.М. Молотову (тогдашнему председателю Совнаркома – главе советского правительства – Я.Е.) войти от имени ЦК на VII съезд Советов с предложением о необходимости некоторых изменений в Конституции Союза ССР в направлении:

а) дальнейшей демократизации избирательной системы в смысле замены не вполне равных выборов равными, многостепенных – прямыми, открытых – закрытыми;

б) уточнения социально-экономической основы Конституции в смысле приведения Конституции в соответствие с нынешним соотношением классовых сил в СССР (создание новой социалистической индустрии, разгром кулачества, победа колхозного строя, утверждение социалистической собственности как основы советского общества и т.п.)».

Следует уточнить, что между 1924 годом, когда умирал Ленин, а на II съезде Советов ССР принималась первая общесоюзная Конституция, и серединой 1930-х годов, когда наметились очередные «высшие» юридический подвижки, не только, как гласит старая пословица, утекло много воды. За этот 10-12-летний отрезок произошли довольно серьезные и разнообразные перемены.

В декабре 1925-го – на XIV съезде – правящую партию снова переименовали. Она перестала «нарекаться» РКП(б), то есть Российской Коммунистической партией (большевиков), а получила другое, еще более звучное название – ВКП(б), то есть Всесоюзная Коммунистическая партия (большевиков). На этом же съезде, кстати, к рычагам власти «вчерне» прорвалась сталинская лидерская группа.

Со временем были разгромлены, а затем и уничтожены все внутрипартийные оппозиции – от левой, троцкистско-зиновьевской до правой, бухаринско-рыковской.


Заглохла «звездная» идея мировой революции. Стал постепенно формироваться культ личности Иосифа Сталина. В стране складывался режим жесточайшей диктатуры и поистине средневековой нетерпимости – режим, который Александр Солженицын называл тоталитарным кошмаром. Свирепствовала незаконная, ни в каких конституциях не упомянутая цензура, существовавшая с июня 1922-го под размытой формулировкой «Главлит».

«Мы заслужили свой режим и своих вождей, нам и расхлебывать»

— Александр Солженицын


Вместе с тем, Сталин создал достаточно действенный административно-управленческий аппарат, каковой, в отличие от царской бюрократии, не справившейся с тяготами Первой мировой войны, сумел выстоять в сложнейший период Второй мировой «брани».

В середине 1920-х годов власти провели административно-территориальную реформу, заменившую губернии областями, уезды – районами, а волости – сельсоветами. 1 августа 1927 года возникла, в частности, обширная Ленинградская область.

В начале 1930-х сталинское руководство осуществило тотальную коллективизацию сельского хозяйства, уничтожив заодно самую трудолюбивую, «кормящую» прослойку русской деревни – так называемых кулаков. В ходе «раскулачивания» были выселены до 4 миллионов человек, причем многие из них умерли по пути или в местах заключения. Теперь все победы и беды надлежало чин-чином занести в Конституцию.


В масштабах необъятного Союза

Специальная Конституционная комиссия во главе с самим Сталиным разрабатывала судьбоносную «бумагу» с февраля 1935-го по июнь 1936-го. Затем с 12 июня опубликованный в газетах проект – впервые в нашей практике – обсуждался на митингах, собраниях, слетах.

В различные редакции шли письма отдельных граждан с предложениями и поправками. Дискуссия продолжалась пять с половиной месяцев, и в ней приняли участие до 50 миллионов человек, или 55 процентов взрослого населения Советского Союза.

25 ноября 1936 года в Москве собрался Чрезвычайный (так-то!) VIII съезд Советов Союза ССР. С докладом о проекте нового Основного закона выступил «Хозяин» – секретарь ЦК ВКП(б) Иосиф Сталин.

5 декабря съезд проголосовал за обсужденные нормы. Спору нет, «сталинская», как окрестили ее правительственные пропагандисты, Конституция внесла немало нового в политическую жизнь СССР. Она смотрелась гораздо выигрышнее, чем общесоюзный «Акт» 1924 года.

Было введено всеобщее, равное и прямое избирательное право при тайном голосовании. Исчезло пятикратное электоральное «преимущество» города перед деревней. Исчезла и категория бесправных «лишенцев», кои встали, наконец, на одну и ту же ступень с другими гражданами.

«Центр тяжести» при голосовании был перенесен с прежних производственных избирательных округов (при заводах, фабриках и мастерских) на округа по месту жительства. Ведь пропадали старые, царских времен, рабочие слободы вокруг предприятий (поскольку люди расселялись в более пригодные жилища в иных районах), – менялась и тональность отношений работника и производства.

Например, навсегда смолкал знаменитый когда-то заводской гудок.
Конституция 1936-го – в отличие от весьма лаконичного «Акта» 12-летней давности – закрепила (понятно, на чисто теоретическом уровне) множественные гражданские свободы.

Среди них были права на труд (он одновременно являлся и обязанностью людей по принципу «кто не работает, тот не ест»), на отдых, образование, материальное обеспечение в старости, по болезни и при потере трудоспособности.

Гарантировалась (увы, «понарошку») свобода слова, печати, собраний и митингов, а также неприкосновенность личности, жилища и сохранение в тайне переписки. Провозглашалось национальное и расовое равенство.

Было подтверждено право людей объединяться в общественные организации, причем – тайное вдруг стало явным! – «наиболее активные и сознательные граждане из рядов рабочего класса и других слоев трудящихся, – гласила статья 126, – объединяются во Всесоюзную Коммунистическую партию «большевиков», являющуюся передовым отрядом трудящихся в их борьбе за укрепление и развитие социалистического строя и представляющую ядро всех организаций трудящихся – как общественных, так и государственных».

Под небом советской России

Вслед за принятием общесоюзной Конституции от 5 декабря 1936 года возникла потребность в срочном обновлении Основных законов союзных республик. Их к тому моменту «набралось» уже 11: РСФСР, Украина, Белоруссия, Азербайджан, Грузия, Армения (Закавказская Федерация была упразднена), Туркмения, Узбекистан, Таджикистан, Казахстан и Киргизия.

Все они в течение трех месяцев «рокового» 1937 года – января, февраля и марта утвердили на своих Чрезвычайных советских съездах очередные «высочайшие» Акты.

Конституцию РСФСР одобрил 21 января 1937 года (в 13-ю годовщину со дня смерти Ленина!) XVII Чрезвычайный Всероссийский съезд Советов. То был третий российско-республиканский Основной закон.

Важно отметить существенную деталь: РСФСР «слегка» изменила свое название. Отныне пятибуквенная аббревиатура «расшифровывалась» не как Российская Социалистическая Федеративная Советская Республика, а как Российская Советская Федеративная Социалистическая Республика. То есть второе и четвертое слова поменялись местами. Связано это было с переменами международного характера.


Когда в октябре 1917-го рождалась РССР (букву «Ф» добавили в январе 1918 года), в красном Смольном грезили о мировой революции. Поэтому на первый план вынесли термин «Социалистическая» – более близкий европейским рабочим и интеллигентам, нежели чисто русский термин «Советская».

Правда, уже в декабре 1922-го, когда создавался Союз ССР, мечты о мировой революции у постояльцев кремлевских палат несколько поблекли, и сочетание СССР принципиально оглашалось как Союз Советских Социалистических Республик. Доминировало русское прилагательное «Советский». Та же картина наблюдалась и в общесоюзной Конституции 1924 года. Однако в Основных законах союзных республик того времени, включая Россию, сохранялась пока революционная очередность главных понятийных терминов. С принятием же Сталинской Конституции (закона, «по которому солнце восходит», как вдохновенно восклицал слепой казахский акын Джамбул) все ключевые республиканские названия были гармонизированы с названием единого государства – СССР. Некоторый словесный диссонанс исчезал.

Заметные (хотя и формальные) подвижки произошли также на высших этажах законодательной вертикали. «Умер» ЦИК СССР – умер и ВЦИК РСФСР. «Взамен» ВЦИКа возник однопалатный Верховный Совет (на общесоюзном же уровне функционировал двухпалатный ВС: там действовали обладавшие одинаковыми полномочиями Совет Союза, сменивший Союзный Совет ЦИКа, и Совет Национальностей). Над Верховным Советом вставал Президиум во главе с избираемым депутатами председателем.

Уходили в прошлое съезды Советов – их заменяли сессии Верховного Совета и Советов более низких ступеней. Верховный Совет РСФСР и Верховные Советы автономных республик избирались сроком на 4 года, а краевые, областные и местные Советы – на 2 года. Все эти органы отчасти переименовывались: вместо Советов рабочих, крестьянских, казачьих и красноармейских депутатов «полной грудью задышали» Советы депутатов трудящихся. Кратко и емко! А исполнительную нагрузку несло, как и встарь, правительство – Совет народных комиссаров (тогдашних министров).

Статья 14 Основного закона РСФСР подробно – и впервые – описала государственное устройство социалистической России.

«Российская Советская Федеративная Социалистическая Республика состоит из краев: Азово-Черноморского, Дальневосточного, Западно-Сибирского, Красноярского, Северо-Кавказского; областей: Воронежской, Восточно-Сибирской, Горьковской, Западной (Смоленской – Я.Е.), Ивановской, Калининской, Кировской, Куйбышевской, Курской, Ленинградской, Московской, Омской, Оренбургской, Саратовской, Свердловской, Северной (Архангельской – Я.Е.), Сталинградской, Челябинской, Ярославской; автономных советских социалистических республик: Татарской, Башкирской, Бурят-Монгольской, Дагестанской, Кабардино-Балкарской, Калмыкской, Карельской, Коми, Крымской, Марийской, Мордовской, Немцев Поволжья, Северо-Осетинской, Удмуртской, Чечено-Ингушской, Чувашской, Якутской и автономных областей: Адыгейской, Еврейской, Карачаевской, Ойротской (ныне – Республика Алтай – Я.Е.), Хакасской, Черкесской».

Столицей же РСФСР, как и всего Советского Союза, оставалась красавица Москва.