На камерной сцене Театра на Васильевском состоялась премьера спектакля Олега Сологубова по пьесе Михаила Хейфеца «Спасти камер-юнкера Пушкина».Пьеса Михаила Хейфеца «Спасти камер-юнкера Пушкина» относится к современной драматургии: в 2012 году она стала лауреатом Всероссийской премии за достижения в области драматургии «Действующие лица». Еще ее можно отнести к разряду «поколенческих» пьес, ведь то, о чем идет в ней речь, близко и хорошо понятно тем, кто родился в 50-е, 60-е, 70-е годы прошлого века в СССР и пережил буйные 90-е уже не мальчиком, но не обязательно мужем. Если пережил.

А еще это очень петербургская драма, что определяется не только подробно изложенной в ней географией Петроградской стороны, но и самим языком, которым в жанре монолога изложена эта «История одного несостоявшегося подвига» (таков подзаголовок пьесы), — особый, петербургский, ленинградский язык, с некогда органично присущими только ему тонким юмором и иронией.

Роль главного героя Миши Питунина, вспоминающего на глазах зрителей свою сознательную жизнь «от и до», режиссер Олег Сологубов доверил Артему Цыпину, актеру, исповедальность игры которого знакома зрителям по многим спектаклям Театра на Васильевском. Герой Цыпина существует на площадке «здесь и сейчас», но вспоминает и оценивает свои детство, юность и молодость как взрослый, в котором по сию пору живы ощущения прошлых лет. Про таких говорят «взрослый ребенок». Такие чувствуют сильнее других и вечно попадают в переплет.

Хроническим «переплетом» для Питунина все время становится Пушкин, превращенный системой образования из живого поэта в картинку из учебника, в штамп, в бездушное хрестоматийное «наше всё». И вопрос «Ты что – Пушкина не любишь?», который будут задавать герою разные люди в разных ситуациях, будет доканывать Питунина в самые ответственные моменты его земного существования. А их будет немало: детский сад, школа № 69 им. А.С. Пушкина, первое свидание, армия… Изменения в личных отношениях Питунина с Пушкиным-штампом появятся с приходом первой любви. Тогда-то и родится игра для двоих «Как можно спасти Пушкина?»… И двое влюбленных истово будут перебирать варианты предотвращения трагической дуэли на Черной речке и бесконечно думать, как спасти поэта от смерти, а в реальности, получается, спасти от заштампованности, приблизить к себе, почти слиться с Пушкиным…

Для большинства соотечественников пушкиниана окрашена всего в два цвета – черный и белый (об этом когда-то гениально написала Марина Цветаева). Белые листы и черные автографы Пушкина, белые манжеты и черные сюртуки, белый снег и Черная речка. Такова и строгая сценография спектакля, сочиненная Петром Шерешевским. На сцене ничего лишнего: выгородка из двух белоснежных панелей, сходящихся под углом у левой кулисы, да двадцать белых кубиков, на которых стоят разноцветные и разновеликие бюстики Пушкина – три белых, черный и рыжий (вот и пойми, какой он, Пушкин!). У каждого кубика лишь одна грань заведомо занята фрагментом известного произведения художника Константина Чичагова «Конец дуэли». Картина эта лишь раз составляется участниками спектакля как пазл. В остальное время кубики служат стульями, партами, скамейками, столами, но чаще мольбертами: на их белых гранях одна за другой появляются черно-белые зарисовки из жизни Миши Питунина, тоже одетого «по-пушкински»: «белый верх – черный низ». Рисует на кубиках он сам, рисуют и другие герои спектакля, которые в отличие от Цыпина — Питунина представлены «в цвете».

Белый халат очаровательной мамы-доктора (Елена Рахленко), несущей на устах вечную мягкую улыбку терпения, здесь скорее исключение: при последующих явлениях персонажа он сменится на классический серый плащ «на все времена».
В ковбойке и трениках явится счастливый детсадовец Соловьев, которому повезло вне очереди покрутить рукоятки на уникальном игрушечном кране. В советской военной форме защитного цвета войдет в жизнь Питунина дуболомный замполит (обоих героев играет Алексей Лудинов).

Дубасов (Кирилл Тарасов), сосед по парте и дружбан героя, предъявит зрителям историческую темно-синюю школьную форму с серебряными пуговицами и эмблемой-солнышком на рукаве.

Актриса Татьяна Мишина, на долю которой пришлись четыре героини, будет сменять костюмы один за другим. Она предстанет и «воспиталкой» в синем платье-халате, и учительницей в строгом коричневом костюме, что явно уже не «по размеру», и коварно золотистой (вряд ли одетой «по эпохе») Идалией Полетикой, сыгравшей роковую роль в истории ссоры Пушкина с Дантесом, и загадочной гадалкой в сомнительном одеянии.

Хиппарскую моду конца 70-х явит девушка Лера (Наталья Корольская), дефилирующая по судьбе Питунина в джинсах-клеш и светлой рубашке навыпуск.

Девица с дискотеки (Евгения Рябова) под «медляк» в исполнении Демиса Руссоса поразит воображение мини-мини-юбкой и кофточкой из люрекса. А соученики Питунина, впоследствии бандиты из 90-х — Сека (Владимир Бирюков) и Витек (Антон Падерин) щеголяют кожанками и спортивными костюмами. Они-то и порешат своего однокашника… нет, не за Пушкина, которого герою с возрастом вдруг словно начинает не хватать, а за питунинскую холостяцкую квартиру на улице Рентгена. Выходит, «слиться с Пушкиным» — рискованное дело: слишком велики шансы быть убитым… Но и с поэтом-«штампом» сосуществовать невозможно. Что делать? А спросите-ка у Пушкина…


Автор: Екатерина Омецинская

Фото: Анна Горбань